Хранитель кедров среди сосен

Хранитель кедров среди сосен

Мы возвращаемся к проблеме сохранения соснового бора. Его не только загрязняют, но и вырубают.

Свежая рана от топора. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Бор и дети

- Вы совсем про сосновый бор не рассказываете!

- Ну как же это «не рассказываем»?! Очень много пишем о проблемах бора.

С этого диалога началось наше общение. Иван Давыдович позвонил в редакцию. Пенсионер очень сильно обеспокоен состоянием сосняка в Канске. Это уже не первое его выступление в местных СМИ. Это неравнодушный и деятельный человек. И живет он совсем близко, прямо на границе леса, чудом сохранившемся в нашем, когда-то промышленном, городе.

- Здесь играли дети, и я увидел, что они ломают деревья, - рассказывает наш читатель. Тем временем мы входим в сосновый бор. Иван Давыдович показывает места явно недавно сломанных молоденьких сосенок. Сломы такие свежие, такие яркие, они еще пахнут свежей смолой, словно сосновой кровью.

Кто-то очень не любит лес. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

По словам Ивана Давыдовича, подростки ломали деревья вполне сознательно, целенаправленно. Ему они сказали, что «скоро здесь не будет леса». Это район близ поликлиники, что на Стройтресте. Якобы, кто-то собирается здесь что-то построить. Например, коттеджи. Еще бы, более заманчивое место трудно представить. Не будем настаивать на такой версии, но мы же знаем, что у нас может быть всё что угодно...

Сын и кедры

У Ивана Давыдовича в 1969 году родился сын, и в ознаменование этого события наш собеседник решил засеять бор кедрами. Расчет такой: сосны постепенно будут уходить, а им на смену то тут, то там придёт кедрач. Иван Давыдович научился сеять кедрушку прямо орешками. Просто покупал шишки и сеял. Или привозил сам - в свое время он охотился, много времени проводил в тайге.

Эту сосенку сломали совсем недавно. Таких случаев сейчас очень много. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Кедр высевался не только из семян, наш друг привозил молодые кедры и высаживал их в канском сосновом бору. Многие принимались, некоторые и до сих пор стоят, растут себе. Нужно сказать, что кедр растет очень медленно. Это целая наука: саженец необходимо поместить в лунку в соответствии с геолокацией так же, как он рос на первом месте. Кстати, второго переезда деревца не выдерживают. Если выкопал кедр, то пометь, повяжи тряпочку, какой стороной он стоял именно к северу. Именно так он должен расти и на новом месте.

Проблема в том, что кедры, конечно, истребляются. Многие из них или погибли от рук человека, или просто украдены.

- Глупые люди, они не знают, как с ними обращаться и, скорее всего, у них деревца просто погибнут! - говорит Иван Давыдович.

Однажды он поделился своим хобби с пенсионерками из дома. Вскоре кедры пропали. Иван Давыдович уверен, что это именно его знакомые предательски похитили крошечные деревца, которые так и не станут никогда великанами.

Один из выживших кедров. Если бы их не ломали, кедрач бы уже сильно разросся в Канске. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Иван Давыдович, кажется, знает все деревья наперечет до самой Четвертой площадки. Он показал нам совсем свежие обрубку и старые сломы, провел к месту, где пенек до сих пор перевязан, словно рана - женщины из его дома пытались спасти сломанное дерево, но ничего не получилось. Очередная сосенка оказалась потеряна.

Пенек до сих пор перевязан, словно рана - женщины из его дома пытались спасти сломанное дерево, но ничего не получилось. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Потеряем ли мы однажды и весь сосновый бор? Всё зависит от того, как много у нас будет таких людей как Иван Давыдович. Чем больше - тем лучше!

Еще один кедр. Долго ли он простоит в городе варваров?! Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить