Как мы искали Сашу

Корреспондент «КВ» поучаствовала в поисках пропавшей девушки.

8 июля пропала 19-летняя Александра Корсикова. Она ушла из дома вечером погулять, а вскоре перестала выходить на связь. Ее телефон был недоступен, никто из родных и знакомых Сашу больше не видел. Через два дня к поиску девушки подключились местные волонтеры из организации «Поиск пропавших детей. Красноярск». Еще два дня спустя удалось организовать поиски Саши с участием добровольцев.

Человека ищет человек

В минувший четверг ранним утром у бывшего кинотеатра «Север» собралось около двадцати человек. В основном молодежь. Разложив на капоте стареньких «Жигулей» ориентировки и схематический план города, женщина в синей футболке с надписью «Поиск пропавших детей» объясняла, каким образом мы будем искать Сашу. Добровольцев разделили на группы, всем выдали задания: просмотреть железнодорожные пути, заброшенные здания, прочесать прилегающие улицы и даже болото. Информации у нас мало, фотография - только та, что на ориентировке.

«Каким образом будем искать? Наверное, есть же какие-то способы, методы поисков про-павших», - спрашиваю у той самой активистки в синей футболке. Так мы и знакомимся с Ольгой Рузановой, руководителем местных волонтеров-поисковиков. Впервые она поучаствовала в поисках весной прошлого года, когда в Канске случилась трагедия - под лед провалился ребенок. В эти дни Ольга познакомилась с Оксаной Василишиной, руководителем краевой организации «Поиск пропавших детей. Красноярск».

«У меня двое детей, а старший был как раз возраста утонувшего в Кану мальчика. Тогда я не могла не поучаствовать. Так и стала заниматься поисковой деятельностью. Сейчас в нашей команде пять человек», - рассказывает Ольга. Евгений, который ведет машину поисковиков, замечает: «Чаще всего нам не рады. Зачастую крутят у виска, говорят: «Вам что, нечем заняться?». Да и вообще, людей сложно привлечь на поиски других людей. Например, если в Красноярске пропадает ребенок, то неравнодушные горожане собираются за два часа. А у нас...».

О пропаже Саши канским волонтерам сообщили лишь к вечеру следующего дня. Поиски начались только утром 10 июля: побывали у родителей, поговорили с родственниками и знакомыми девушки. «У нас очень тяжело собрать людей в одночасье. Была такая практика с одним из потерявшихся: первый день отработали самостоятельно, определили точки, где нужно сделать «прочес», объявили сбор через СМИ. Но по факту искали я и жена пропавшего», - вспоминает Ольга.

Нету и следа...

Тем временем наша машина движется в сторону Филимоново. Сворачиваем на бывший аэропорт. Там, в нескольких заброшенных зданиях, среди пустых пачек от сигарет, пластиковых бутылок и прочего мусора, мы разыскиваем Сашу. Помещение за помещением, работаем с фонариками, внимательно осматривая каждый угол или углубление в полу. Ничего, кроме следов обуви и велосипедных шин, не находим. «Здесь часто бывают местные мальчишки», - замечает кто-то. Значит, место не такое уж безлюдное. Вдали, к зданию с надписью «Аэропорт», движется странная парочка бомжеватого вида. Евгений направляется в их сторону. «Вдруг они что-то видели», - замечает он. Но возвращается ни с чем, заметив, что «эти двое как будто растворились». Осмотр основного строения бывшего аэропорта тоже не приносит результатов.

Мы прочесываем практически каждый квадратный метр всего периметра вокруг аэропорта, залезая в какие-то непролазные дебри. Ольга замечает все: примятую траву, проложенную в зарослях тропинку. Она то и дело рассказывает странные и страшные истории об исчезновении людей, а Евгений только добавляет страшилок в эту поисковую копилку. Сама вспоминаю, как около двадцати лет назад на нашей улице пропал сосед. Его до сих пор не нашли.

Постепенно передвигаемся на территорию то ли карьера, то ли бывшей свалки. Осматриваем каждый куст, каждое заброшенное подсобное помещение. Меня не покидает мысль о том, что не там ищем. Будто прочитав мои мысли, Ольга вспоминает о поисках пропавшего мужчины. Его искали по всему городу, а обнаружили в болоте за огородом рядом с его же домом.

Странные свидетели

Процесс поисков - дело утомительное и нервное. Пока едем в машине с Ольгой, ей беспрестанно звонят добровольцы. И наш путь в район Нефтебазы, где живет парень Саши, прерывает сообщение - у бывшей водонапорной башни за Пушкинским рынком нашли следы крови. Евгений быстро разворачивает машину.

«Да тут мужики вчера дрались», - замечает местная жительница далеко не интеллигентной наружности. Она пытается «пришить к делу» и какой-то наркоманский притон на улице Пушкина, и даже изнасилование девушки в рядом стоящем гараже (никакими данными не подтвержденное). В розыскной операции каждая минута на счету, а тут... Отделавшись от «свидетельницы», делаем вторую попытку добраться до молодого человека Саши. Ольга долго и обстоятельно с ним говорит, о чем именно, нам неизвестно, так как разговор без свидетелей и лишних ушей. «А почему он с нами не ищет?» - спрашиваю у Ольги. Она говорит, что Вова (так зовут парня Саши) искал в первые сутки исчезновения девушки, прочесывая лес и всю округу.

За четыре часа, пока я сидела на заднем сиденье поисковой машины, информации услышала много и самой разной. Что из этого - правда, а что - домыслы, выяснится в обозримом будущем. На это есть правоохранительные органы, да и просто сама жизнь, которая все расставит по местам.

Мы побывали и за гаражами детской соматической больницы на Урицкого, где добровольцы учуяли неприятный запах, и в нескольких магазинах и даже в аптеке, пытаясь просмотреть записи камер наблюдения (в чем нам, конечно, отказали). Когда готовился этот материал, шли пятые сутки со дня исчезновения Саши Корсиковой. Миловидная русоволосая девушка смотрела с фотографии чуть ли не на каждом углу. Волонтеры старательно расклеивали ориентировку, оперативники отрабатывали каждую крупицу имеющейся информации.

13 июля поисковики ходили на прочесывание леса в районе Нефтебазы, в надежде найти хоть какие-то следы Саши. Не нашли. Спустя два часа после того, как волонтеры закончили искать, к ним поступила информация, что девушка обнаружена. В группе «Поиск пропавших детей» появился пост с фотографией девушки и надписью под ней: «Найдена. Убита».

По подозрению в убийстве Александры Корсиковой задержали ее молодого человека.

В ходе допроса он признался в убийстве девушки. Версия следствия гласит, что 8 июля около десяти часов вечера парень и девушка встретились на берегу реки Кан, чтобы обсудить свои взаимоотношения. Между ними вспыхнула ссора, и молодой человек несколько раз ударил девушку ножом в грудь. Она скончалась на месте.

Следственный отдел по Канску и Канскому району ГСУ СК РФ по Красноярскому краю возбудил в отношении молодого человека уголовное дело по статье УК РФ «Убийство». В настоящее время расследование продолжается. Подозреваемому избрана мера пресечения в виде двухмесячного заключения под стражу.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить