Вот моя деревня: Верх-Амонаш

Вот моя деревня: Верх-Амонаш

Наш проект «Прогулки по городу» пришелся по душе читателям. Теперь пойдем гулять по историческим местам Канского района.

Дмитрий БИЛЫЧ, учитель истории: - Первое название села - Голопуповка. Есть несколько версий: возможно, что один из жителей села носил такую запоминающуюся фамилию - по ней назвали и село. Другой вариант - старожилы села рассказывают своим внукам легенду о том, что однажды летом, ещё при царе, проезжал то ли купец, то ли поп. Ему навстречу бежали ребятишки с голыми животами. Он, видя это, обозвал жителей села «голопуповцами!» Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

История малой родины соткана из, казалось бы, незначительных бытовых фактов. В любом селе, деревушке есть местные знатоки, которые могут показать эту историю под иным, доселе неизвестным углом зрения.

Выбор Верх-Амонаша для первого выпуска новой рубрики был спонтанен, но очень символично: в следующем году село отметит 130-летие, а прямо на днях прошла незамеченной еще одна дата – 100 лет со дня восстания, вошедшего в историю как «Голопуповское».

В этой прогулке нашим замечательным проводником стал Дмитрий Билыч, учитель истории и обществознания Верх-Амонашенской школы, человек, которого, как говорится, нам сам бог послал. Также большое спасибо за помощь Эдуарду Гасымову, заместителю председателя Канского райсовета.

Многоликая Первомайская

- Эта улица стала главной после революции, тогда же ее назвали Первомайской, - рассказывает Дмитрий Васильевич. Мы стоим в начале прямой улицы, уходящей вдаль. Большое село щедро на прекрасные виды, расположено между высоких холмов, где сквозь березняк вьется дорога. Вероятно, раньше оно было еще краше, когда не было этих больших уличных прорех – умирающих или сгинувших уже домов. И людей здесь проживало в несколько раз больше, и хозяйство вели успешно, судя по уцелевшим, до сих пор крепким избам-пятистенкам. Теперь центральной улицей считается другая – Центральная, соответственно.

Озеро на выезде в Орловку тоже имеет свою историю.

Так же далеко, как улица, уходит её история: раньше она звалась Херсонской из-за большого числа переселенцев из Херсонской губернии. Компактное проживание здесь украинцев позволила сохранить не только язык, но и многие культурные особенности, в том числе, и черты национального характера.

И не только украинцы: во времена столыпинских реформ сюда заехали белорусы, молдаване и поляки. Встречали их коренные жители, чалдоны – русские, поселившиеся тут с незапамятных времен. Краевед Валентин Крамной пишет, что заимки появились уже в 1840 году. Людей сюда манили обширные плодородные земли района, расположенного в верховьях. Потому и «Верх» в названии села. Главная улица разделялась по национальному признаку: Кацапский конец (кацапами звали белорусов), Молдованщина (с этим всё понятно) и Чалдонщина. Молодежь разных «концов» между собой подчас враждовала.

Самолет-маршрутка

Дмитрий Билыч стоит на взлетно-посадочной полосе. Бывшей! В 70-х годах прошлого века инфраструктура развивалась бурно, решили воздушным сообщением соединить крупные поселки (Ирбей, к примеру) и Канск. На АН-2 в Канске можно было оказаться минут за десять. Авиация ушла еще в конце 70-х, а на полосе теперь летом много ягоды.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Дмитрий Васильевич показал нам большие прямоугольные углубления в земле, заросшие травой. Очень похоже на остатки технических сооружений. Возможно, здесь хранились резервуары с горючим. А может и силосные ямы – кто знает…

Легенды Верх-Амонаша

Почти перпендикулярно, как крест, из села уходят четыре дороги. Та, что на юг, ведет в Орловку. На выезде расположено озерцо, известное своими карасями. Потом в него выпустили карпа, который поел карася. А еще озеро печально известно множеством утопленников. Говорят, что тут перестали купаться. А вот рыбу всё еще ловят. Озеро образовано запрудой речки Амонаш (местные называют по-домашнему Амонашка). Исток берет из подземных вод.

Место вообще интересное: рядом идущая на подъем дорога, где случались ДТП с летальным исходом. По другую сторону дороги есть Ларькин лог, заболоченная низина. Ларька - сокращение от Илларион, житель села, утонувший там когда-то. Ходили слухи, зарыто золото Колчака, которое ищут по сей день. Есть примета – камень. Его давно нашли, перевернули, там никогда не зарастает огромная яма. Её освежают очередные кладоискатели.

Наш проводник Дмитрий БИЛЫЧ, учитель истории и обществознания Верх-Амонашенской школы и помощник в организации поездки Эдуард ГАСЫМОВ, заместитель председателя Канского райсовета. Они стоят на том месте, откуда красноармейцы век назад расстреливали восставших. Внизу село. Прямой наводкой из горных орудий велся огонь по дому конезаводчика Карпова. В нем располагался штаб мятежных голопуповцев. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Овеяна историями Татарская гора – это холмы на северо-востоке от села, они начинаются от Ларькиного лога. На горе хоронили первых жителей села. Чалдонского кладбища уж нет. Теперь здесь всего одна могила. С ней связаны легенды о летчике, летевшем на канский аэродром. Самолет стал падать, смог отклониться от деревни и врезался в гору. Другая легенда гласит, что здесь тракторист перевернулся на тракторе.

Школьники вместе с Дмитрием Билычем проводили исследование, нашли родственников фронтовика Михаила Дементьева, который умер в селе будучи в гостях у дочери в 1951 году. Писали даже в «Жди меня», а также в «Канские ведомости». В итоге мифы развеяны, найдены родственники, а могилка получила уход. Кстати, тракторист тоже был. В пьяном виде угнал совхозный трактор, ночью поехал пахать совхозное поле и оказался на Татарской горе, далеко от проезжих дорог. Остался жив!

Спасённая икона

Родительский день здесь отмечают не во вторник, как везде, в день Радоницы, а в понедельник. Долгое время в селе не было своего храма, прихожане были приписаны к Амонашенскому приходу. Поэтому священник проводил службу в понедельник, чтобы во вторник провести её в Амонаше. Потом выстроили деревянную церковь - Храм Дмитрия Солунского и в 30-х годах разрушили. Но Родительский день до сих пор отмечают по понедельникам. Сила традиций!

Здесь жители Верх-Амонаша добывают глину, которая считается очень хорошей. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

На фото - иконы святых Димитрия Солунского и Николая Чудотворца спасли, когда уничтожали одноименный храм. Хозяйка Елена Косьмина живет вековом доме с промазанными глиной бревнами. (Белая глина тут хороша, её добывают наверху, на восточном выезде). Жилище с низкими потолками и прилежно выбеленное изнутри. Ролнейшее ощущение машины времени. Общаться с нами не хотела: приезжал какой-то блогер и некрасиво сфотографировал героиню. Надеюсь, нас минует ее гнев. Судя по надписи на заднике большой иконы «1920», ей минимум сто лет. В церкви Елене Ивановне советовали отдать икону им, но тетя Лена рассудила, что пусть остается «при хате» и дальше, если уж однажды нашла прибежище здесь. Все, кто жил в доме, – оставляли иконы на месте, когда уезжали. Сюда приходили, чтобы взять икону и всем селом просить дождя. «Тяжелая она. А как походят – сразу и дождь», - говорит Елена Ивановна.

Улица Первомайская наиболее богатая в историческом плане. Раньше звалась Херсонской. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Собеседница до сих пор говорит на языке с сильным украинским влиянием. «Як розбомбылы церква, ті дві ікони старики поразбирали». Интересно, что за всё это время люди не ассимилировались окончательно. Елена Ивановна – потомок одного из старейших родов села, Чумаченко. (Здесь говорят – Чумаки). Они построили несколько домов и обживали Херсонскую (Первомайскую). Многих из тех пионеров Амонаша потом раскулачили и сослали…

Село строилось по специальному утвержденному плану. Улица делилась на гнёзда из двенадцати - по шесть с каждой стороны - домов, между которыми находились противопожарные переулки. Улицы села были параллельны друг другу и соединены перпендикулярными им переулками, что отличало Верхний Амонаш от старожильческих сёл Канского уезда, типа Ашкаула и Нижнего Амонаша, которые имели совершенно другую планировку – «радиальную» когда от центральной площади отходят «улицы - лучи».

Голопуповская бойня

Мы стоим на высоком холме, с которого стремится дорога на Амонаш (правая сторона дорожного креста, о котором я говорил). Отсюда деревня как на ладони, отсюда ее и обстреливали красноармейцы из орудий в 1920 году во время Голопуповского восстания.

Останки двухэтажного дома конезаводчика Карпова. В нем находился штаб восставших голопуповцев. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Голопуповка – второе имя села, народный топоним, истоки которого туманны, но все они восходят к голым пупам уличной детворы, которую увидел некто. Он и изрек это слово, которое приклеилось. На фоне поборов хлеба и мяса, устроенных советской властью в виде продразверстки, в регионе появились остатки колчаковских формирований. Они объединились с восставшими крестьянами, представив серьезную угрозу: грозились двинуться на Канск.

Первое название села - Голопуповка. Есть несколько версий: возможно, что один из жителей села носил такую запоминающуюся фамилию, что по ней назвали и село. Другой вариант - старожилы села рассказывают своим внукам легенду о том, что однажды летом, ещё при царе, проезжал то ли купец, то ли поп. Ему навстречу бежали ребятишки с голыми животами. Он, видя это, обозвал жителей села «Голопуповцы!»

- Красная армия со всех сторон обложила нашу деревню, - говорит Дмитрий Билыч. – полторы тысячи бойцов, горные пушки и пулеметы. Огонь велся прямо с этого места. Отсюда хорошо просматривался двухэтажный дом конезаводчика Карпова – штаб восставших. Пулеметы били со стороны дороги на Орловку – мы там уже были, когда посещали озеро утопленников. Конный отряд пришел с севера, со стороны Канска. Уцелевшие голопуповцы ушли на запад, в сторону Зеленой Дубравы. Итог: 70 бунтарей убиты, 179 ранены, 300 - пленных. Красноармейцы потеряли только двух человек.

Резная русская изба. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Не так давно на территории нашего гаража нашли неразорвавшийся в том бою снаряд. Двухэтажный дом конезаводчика (штаб восставших) во время той бойни не был разрушен, он прекратил существование в мирное время. Теперь там лишь пустырь, под которым скрывается фундамент.

Очередной дом очаровывает красотой старины. Как и многие в Верх-Амонаше. Это почти Енисейск, только сельский. Резьба с карточными мастями, какой-то антикварный водосток и ветхие воротины соседствуют со спутниковыми тарелками, а на столбах рядом с развалюхами повесили рекламу интернета.

- Я танцевала в этом клубе молодая, а теперь живу тут, - говорит бабушка Вера Косьмина. Действительно, когда-то тут был жилой дом, потом переделали клуб. Сегодня здесь снова живут. Таких метаморфоз в Верх-Амонаше предостаточно.

- Я танцевала в этом клубе молодая, а теперь живу тут, - говорит бабушка Вера КОСЬМИНА. Действительно, когда-то тут был жилой дом, потом его переделали клуб. Сегодня он снова жилой дом. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить