Точка невозврата. Дом по улице 40 лет Октября: так жить нельзя

Точка невозврата. Дом по улице 40 лет Октября: так жить нельзя

С виду - дом как дом: кирпичный, четырехэтажный, известный в городе как общежитие. Внешнее неблагополучие угадывается лишь в некоторых окнах (немытых годами с черными от времени рамами), пьяных компаниях жильцов на лавочке да сломанного кресла на тротуаре, выкинутого, скорее всего, прямо из окна квартиры. Но это что! Вы говорите, у вас в подъезде давно не было ремонта? Тогда вам сюда!

На улице моей

Входная дверь, захлопнувшись за нами, будто отрезала нас с фотокором от привычного мира. Тусклые, полуразрушенные, затянутые паутиной коридоры с огрызками отставшего от пола линолеума. Многолетняя грязь - символ неблагополучных мест. Навязчивый запах сырости, плесени и еще чего-то непотребного.

Мыть здесь посуду врагу не пожелаешь. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

В коридорах играют и катаются на великах дети - это их детская площадка, здесь проходит их детство. Мы - в доме № 25 по улице 40 лет Октября. Одна из центральных улиц города, ухоженная, любимая многими, вот уже много лет скрывает от посторонних глаз незаживающую годами смрадную «язву». И точка невозврата, пожалуй, уже пройдена.

Дом без хозяина

Когда-то, несколько десятилетий назад, это общежитие построил для своих работников ХБК. Сейчас комбинатовских здесь по пальцам пересчитать, но двух мы все-таки нашли. Любовь Константиновна работала в одном из цехов, Надежда Ивановна - в ведомственном детском саду. Они живут здесь уже почти по 40 лет. И помнят времена, когда это жилье было вполне пригодным, а населявшие его люди радовались условиям жизни. Когда ХБК не стало, общежитие, потерявшее заботливого хозяина, стало никому не нужным, как и люди, живущие в нем. Те из них, кто заранее почуял беду, постарались съехать отсюда. А другие приватизировали квартиры, и это было, пожалуй, самой непростительной их ошибкой.

Администрации было выгодно поменять статус дома и сбросить со своих плеч обузу: теперь это уже не муниципальное жилье, а значит, следить за всем и отвечать за все должны сами собственники. А они, когда прошла эйфория от бесплатно полученного жилья, очень скоро поняли, что поторопились, и эта «собственность» стала не конкурентноспособным объектом недвижимости, а ярмом, от которого не избавиться. Если и можно продать, то буквально за копейки, а покупателями в этом случае становятся, как правило, те, кого принято называть социально-неблагополучными гражданами.

Неравные силы

В том, что это именно так, мы убедились уже на подходе к дому: из распахнутого настежь окна без занавесок и других признаков любви к своему жилищу несется отборная матерная брань молодой, судя по голосу, женщины. Нам рассказали, что в общежитии едва ли не ежедневно днем и ночью происходят скандалы, попойки и драки. Полиция приезжает, если вызовет кто-нибудь, но к людям в погонах здесь давно привыкли, а одна из жительниц, говорят, даже предлагает полицейским свои женские «услуги» взамен на «прощение».

«Ужасы нашего городка»

В социальном расслоении жителей дома, скорее всего, и есть корень зла. Причем процент нормальных законопослушных людей здесь значительно меньше, и это меньшинство, кажется, уже смирилось с положением дел. Но это, так сказать, моральная сторона дела. Главное потрясение ждало нас впереди.

Жители, с которыми мы пообщались, не очень-то хотели называть себя, в том числе и по той причине, о которой шла речь в предыдущем абзаце. Тем не менее нам показали «ужасы городка».

Жизнь в доме - это как бы две жизни в одной. В большинстве квартир - чистые стены и потолки (у кого-то более чистые, у кого-то менее), обои, телевизоры, холодильники, на полу - паласы. За порогом комнаты - другая жизнь. Нам показали помещение, служащее одновременно умывальником, душем и прачечной, здесь же моют посуду. Боюсь, не смогу словами передать то, что мы увидели. Посмотрите фото: это просто клоака, в таких условиях не должны жить люди в 21 веке. Но живут.

Чтобы принять душ, прикрепляют к крану шланг с лейкой на конце, перевешивают его через натянутую веревку и моются. Вода бежит прямо на склизкий пол непонятно какого цвета, стекает в узкий желоб и растекается по стенам и потолкам нижних этажей. Если потолок когда-нибудь рухнет, в этом не будет ничего удивительного. Здесь же люди стирают белье в тазиках. А как по-другому? Былой прачечной на первом этаже давно нет, а установить раковины, душевые кабины и стиральные машинки у себя в комнатах могут далеко не все: дорого. Да и незаконно все это - дом изначально не был приспособлен к таким бытовым делам.

Батареи в «санитарной» комнате обрезаны, окна не закрываются, зимой вместо стекол - пленка, и все вокруг покрывается изморозью и сосульками. Но людям некуда деваться - все равно приходят мыться и стирать. Пользоваться общественной баней и прачечной желающих нет.

К слову, платят они за свое жилье немало - около 7 тысяч рублей за двухкомнатную квартиру. Сюда входит и строчка «содержание и обслуживание», но эти слова в данном контексте звучат издевательски.

А в остальном, прекрасная маркиза...

Буквально на днях жителям дома прислали любопытный документ: региональный фонд капремонта предлагает на следующий год провести в доме ремонт систем электроснабжения стоимостью почти 1млн 400 тысяч рублей. Но поскольку дом накопил лишь 985 тысяч, обещают привлечь средства с накоплений других домов.

Место общего пользования когда-то было комфортным. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

Люди недоумевают: какая электропроводка?! Ее, конечно, надо менять, но не в первую очередь. Как будто все остальное здесь в порядке! Тот, кто писал бумагу, видел их «мокрый», не просыхающий даже в жару, дом? Сначала надо бы привести в порядок перекрытия санузлов, отрегулировать систему слива, все просушить, более того, перекрыть крышу - жителей четвертого этажа топит во время дождей. Людям письменно предлагают провести общее собрание и рассмотреть предложение фонда. Оно вряд ли состоится: у большинства жильцов голова другим занята, и некому заниматься проблемами дома.

Утром деньги - вечером ремонт

Впрочем, даже если бы и нашлись такие, вряд ли их усилия закончились бы успехом. Управляющие компании меняются здесь с такой скоростью, что люди даже не могут их запомнить. Оно понятно: чтобы навести в общежитии хоть мало-мальский порядок, нужны большие деньги, а частник не так-то легко с ними расстается. Собираемость платежей в доме очень низкая, и тот, кто регулярно платит за жилищно-коммунальные услуги, оказался в заложниках у неплательщиков. Здесь волей-неволей позавидуешь тем, кто живет в своем доме и ни от кого не зависит. В управляющей компании людям говорят: воздействуйте на тех, кто не платит. Это каким образом пожилая женщина, например, сможет заставить неработающих и пьющих соседей платить по счетам?

И как быть в этом случае, российское законодательство еще не придумало.

Татьяна Казакова, директор ООО «Жилищник»:

- Дом нам достался уже в таком состоянии. Но кто до этого довел? Сами собственники.

По несколько раз в день мы прочищаем забитую канализацию, в которую бросают очистки, пластиковые бутылки, тряпки. Вставляем в окна на этажах и в санузлах новые стекла взамен разбитых - хватает на три дня. Краны все текут - в жилищную услугу не входит их приобретение. Технички там не держатся: жильцы считают, что они должны мыть за ними унитазы, а одной даже надели на голову мешок с мусором. В то же время лишь 40% жителей платят за жилищно-коммунальные услуги.

Сети там действительно сильно изношены, но ведь жильцы еще усугубляют ситуацию. Там сети - как гирлянды на новогодней елке: люди подключаются самовольно, устанавливая у себя в квартирах раковины, душевые кабины, электроплитки, льют воду себе под ноги, разрушая здание. Вот только санузлы им никто бесплатно не будет ремонтировать, так как это не общедомовое имущество, как они считают, а их собственное: каждым санузлом пользуется лишь часть жителей дома. Люди должны понимать: это их собственность, и они обязаны все восстанавливать за счет своих средств.

Комментарии  

0 #1 Татьяна 31.07.2019 20:48
какой ужас!Несчастные люди и никто не поможет им?! Государство и местная власть ни при чем?

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить