Один день с воспитателем детского сада

Один день с воспитателем детского сада

Дети из "Солнышка" на прогулке. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

6.55

Савелий Каплин Петрович

Издалека видно, как одно за другим загораются в темноте окна детского сада. «Вход слева, второй этаж, направо» - вспоминаю на ходу продиктованный накануне по телефону «адрес» группы. Едва мы с Татьяной Викторовной успеваем познакомиться, как появляется ее первый «объект воспитания» - Саша. Буквально за пару минут они с мамой справились с пуговицами, сапогами и замками, и Саша, перешагнув порог группы, привычно взялся за кубики. Долго в одиночестве ему быть не пришлось: дети стали наполнять группу как садовые яблоки корзину. Мальчики тут же присоединяются к строительству крепости из кубиков, а девочки, собравшись в кружок, что-то обсуждают: при этом одна, вытянув руки вперед, показывает свои ногти, другая, размахивая красным фломастером, обводит в книжке кукольные губы. Чем не офисные дамы перед началом работы?! Один из мальчиков на вопрос, как зовут, представился неожиданным образом: «Савелий Каплин Петрович». И добавил: «Каплин - это фамилия». Без всяких переходов попутно рассказал, что был с мамой в кино, где надо очки надевать: «Мама боялась тигров и кричала, а я нет». Забегая вперед, скажу, что Сава - вообще натура артистичная, что не раз потом доказал.

8.05

Сегодня - 22 марта

Дети устроены не так, как взрослые. Их интересы меняются очень быстро, а любое, даже самое увлекательное занятие, быстро утомляет. Видимо, именно поэтому весь «рабочий» день буквально напичкан разными делами, чтобы переключать внимание. Вот и сейчас новое дело - Татьяна Викторовна достает календарь природы - небольшую доску на «ноге». Устанавливаем сегодняшнюю дату - 22 марта, вспоминаем перелетных и неперелетных птиц, читаем стихи про март.

Наблюдения за природой плавно перетекают в процедуру закаливания. По команде Татьяны Викторовны ребятишки стаскивают с себя футболки и бегут за рукавичками для растирания тела. Сава подходит к воспитательнице: «Я не хочу закаляться». Однако Татьяна Викторовна понимает в его словах что-то другое: «Давай, Сава, я помогу тебе снять футболку». Довольный, бежит за рукавицей. Точечный массаж - совсем не экзотическая для них процедура - все быстро находят нужные точки, а воспитательница в это время достает тюбик оксолиновой мази. Каждому - на указательный палец.

На зарядке, где одно из упражнений - поза лотоса, лица ребятишек замерли в строгой медитирующей гримасе. Скрестив под собой ноги и раскинув руки ладошками вверх, они в эту минуту похожи на фарфоровых японских болванчиков.

8.35

Принцип шести ложек

Завтрак. Вступает в свои права няня Наталья Фалилеева (и кто только придумал называть этих людей помощниками воспитателя?! Они, конечно, помощники, но куда милее звучит старое доброе «няня). Геркулесовая каша вызывает у детей разные эмоции: кто-то обрадованно приступает к трапезе, а кто-то явно не в ладах с этой полезной едой, и ложка медленно начинает крутиться по тарелке, наматывая круги. К таким Татьяна Викторовна применяет собственную методику с хитринкой под названием «шесть ложек»: съешь хотя бы шесть ложек, а там как хочешь. А хитрость в том, что, увлекшись, ребенок съедает как минимум полтарелки.

 

Няня говорит, что из всех каш дети больше любят манную. Может, потому, что к ней полагается ложка повидла или варенья, и когда оно размешивается, каша меняет цвет, из белой превращаясь то в розовато-вишневую, то в светло-коричневую.

9.08

Лук в тарелке

Наступает самое серьезное время - время занятий. Я, конечно, предполагала, что уровень подготовки к школе у домашних и детсадовских детей разный. Но не ожидала, что эти знают, что такое пирамида и как нарисовать круг в левом верхнем углу. Умеют складывать и вычитать от 1 до 10 и даже вставить пропущенную цифру в таком, например, задании: 5 + … = 6. Мне кажется, это уже уровень первого класса. Первым с математическими задачками справился Илья, и похвала Татьяны Викторовны прозвучала незамедлительно.

Приятно удивило умение детей неплохо читать, а в некоторых случаях - очень хорошо и бегло. «Конечно, - говорит Татьяна Викторовна, - по программе мы не должны им всего этого давать, но родители просят». А просят они, чтобы подготовить детей к поступлению в статусные лицей и гимназии - там без таких знаний не возьмут. Наверняка где-то в крупных городах и столичных школах за такое «перевыполнение» детский сад брал бы деньги с родителей и были бы, наверное, правы. У нас все еще не перевелись «энтузиасты», получающие мизерные зарплаты. Например, у Татьяны Викторовны в месяц выходит 7700: говорит, благо, идет сейчас пенсия за выслугу, а раньше туго приходилось с двумя детьми. (Как писал в «Новой газете» Алексей Тарасов, и вы еще хотите, чтоб за такие деньги в детских садах работали Песталоцци). У няни Натальи Владимировны зарплата и того меньше - 5600: если вычесть все коммунальные и другие обязательные платежи, на все-про все остается 1800 в месяц. А ведь именно она не просто содержит группу в чистоте, а старается убрать вареный лук из тарелки ребенка, который из-за этого лука вообще к супу не притронется.
«За такие деньги разве хочется выкладываться?» - задаю провокационный вопрос. «Если был бы станок передо мной - скорее всего, не стала бы, - отвечает Татьяна Викторовна. - А здесь невозможно - это ведь дети...».

10.20

Грустно-весело 

Погреметь трещоткой, поиграть на ложках, весело спеть хором песенку, потом эту же самую песенку спеть грустно - на музыкальном занятии много разных занимательных дел. Но есть сегодня одно особенно важное дело: выбрать песню, которую ребята будут исполнять на выпускном. Серьезные, они слушают внимательно. Из двух выбрали вторую, хотя мне больше понравилась первая, про облака.

10. 45

«Каменная» крепость

Ура!!! Идем на прогулку! По легкому оживлению можно понять, что это любимое детворой время: быстро одеваются все, даже самые медлительные. Конечно, когда были поменьше, на то, чтобы одеть-раздеть, уходило много времени. Медсестра преду-преждает: «Осторожно, на улице очень скользко!».

Сначала, для разминки, - игра в «Третий лишний», потом занятие более серьезное и ответственное - строительство снежного городка. Он вышел знатный: из небольших снежных овальных «лепешек» получилась настоящая «каменная» крепость, которая, думаю, простоит еще не одну неделю - до самого настоящего тепла.

12.30

Плов с огурцами

Ни один визажист ни одними румянами не нарисует такой здоровый румянец! Еще они принесли с собой с улицы волну морозного воздуха и отменный, как выяснилось, аппетит.

Признаюсь, пытаясь помочь Катюше застегнуть маленькие пуговки на платье, я попала впросак: длинные ногти мешали справиться с миниатюрной работой. Татьяна Викторовна понимающе улыбается: «Да, я тут однажды к своему юбилею тоже отрастила ногти. Так сразу на следующий день пришлось срезать - мешают».
На обед сегодня - борщ (красный суп) и плов с солеными огурцами. Каждому в ложку Наталья Владимировна для профилактики крошит репчатый лук: кому меньше, кому больше - в зависимости от предпочтений. Дети так проголодались, что какое-то время в группе стоит тишина - только ложки да челюсти работают. Никто не говорит «я это не хочу, я это не люблю, я это не буду». Хотя, вполне допускаю, что мамин домашний борщ наваристее, а огурцы более мелкие и с пупырышками. Татьяна Викторовна словно подслушала мои мысли: «Это они дома из родителей веревки вьют, а в садике дети совсем другие. Вся избалованность куда-то пропадает. Детский сад для «невыносимых» детей - лучшая «таблетка», - считает Тарасевич, воспитатель с 30-летним стажем.

13.05-13.20

А она осталась

Тихий час. Пока дети мирно посапывают, Татьяна Викторовна рассказывает свою нехитрую педагогическую историю. Воспитателем стала, можно сказать, по необходимости: в те годы ребенка можно было устроить в детский сад, если сама придешь сюда работать. Но дочери выросли, а она так и осталась. Говорят, от призвания не убежишь, как и от самого себя. За тридцать лет она научилась детей «затылком чувствовать». И вмиг «раскусит» маленького притворщика, который, когда пришло время убирать игрушки, сразу сказался больным: обхватил руками горло и состроил жалобную гримасу: «Татьяна Викторовна, у меня горло болит».

- Татьяна Викторовна, как вы думаете, какой человек никогда не может стать хорошим воспитателем?

- Нетерпимый, не любящий детей, не желающий проживать вместе с ними каждый день.

К нам приходило много молодых девчонок, которые едва отрабатывали месяц и уходили - не получалось.

- Дети тридцать лет назад и сегодняшние. В чем разница?

- Конечно, изменился кругозор - дети стали более развитыми. Они хотят много знать, но настольные игры им уже неинтересны. Сейчас - шахматы, шашки, компьютерные игры. Раньше были более пассивными, сейчас - гиперактивные, без комплексов.

- Какие вопросы задают?

- Самые разные. Вот недавно рассказывала им про космос. Спрашивают: «А сколько спутников у Юпитера?» Пришлось мне дома посмотреть в интернете и назавтра им рассказать, что двадцать четыре. А у Сатурна - больше ста. И, конечно, рассказ о том, что детей приносит аист, с нынешними детьми уж точно не пройдет.

- А тайны доверяют?

- Конечно. И про свои переживания, и про домашние дела. Если дома непорядок - дети очень остро это переживают. Бывает, рассказывают про свою «любовь» - кто в группе нравится: «Можно, я ей завтра конфету принесу?».

Может, и не хватает она звезд с неба, и гениальных методик не изобретает, но главное - любит детей, а дети ее любят. Ей хочется, чтобы в садике детям было так же хорошо, как дома. Наверное, поэтому ее внимание и забота не превращаются в тотальный контроль над детьми, хотя всегда держит каждого в поле зрения. Понимает, что у ребенка должно быть личное пространство и личное время. В этом, наверное, и есть искусство дошкольного педагога. Согласитесь, работать для детей и работать для выполнения программы - разные вещи. Не зря сверх всякой программы придумала она у себя в группе мини-русскую избу: здесь печка с настоящим чугунком, корзина из прутьев, самовар. И балалайка, на которой все тот же Сава лихо сыграл и спел «бременских музыкантов», залихватски выкрикнув в конце куплета: «е-е-е, е-ей!».

15.00

«Пожар»

Подъем. Полдник. И... учебная тревога: в детском саду условный пожар, детям надо быстро одеться и выбежать на улицу. Похоже, это здесь не впервой, и у них даже просыпается дух соперничества: а давайте быстрее всех в садике! Быстрее всех и оказались.

Наконец, наступило так называемое свободное время. Впечатления от эвакуации ребятишки взялись рисовать на бумаге: из домов вырывается пламя, бегут люди. Татьяна Викторовна просит каждого художника тут же на бумаге написать номер, по которому надо звонить, если случилась беда. Карандашами разных цветов «01» размножилось, как эхо, в рисунках, и наверняка все дети его запомнили в этот момент навсегда. Тут же развернулись сюжетно-ролевые игры: в домик, в доктора, в строителей. Дети - мастера перевоплощения, когда стеснительность выталкивается общим действом. По ходу выясняется, что Вика хочет стать певицей, когда вырастет, Семен - врачом, как дедушка, у Руслана настоящий пояс по каратэ, а мама Дани работает полицейским.

Кто бы что ни говорил, а главной деятельностью детей была и остается игра. Психологи утверждают, что мало играющие дети вырастают замкнутыми, необщительными. Компьютерные развлечения - это, конечно, здорово, и практически у всех ребят в группе есть дома компьютеры, но никто не отменял и не отменит мишек, кукол и машинки. В группе становится тесно и даже травмоопасно, если бы не бдительность Татьяны Викторовны. По «дорогам» мчатся грузовики и даже попадают в «аварии», «молодые мамы» степенно прогуливаются с детскими колясками, есть пешеходы и даже представитель порядка в настоящей милицейской фуражке. Во всем этом разнообразии Татьяна Викторовна виртуозно играет роль дирижера: она безошибочно знает, когда нужно поддержать игру, а когда отстраниться, чтобы не помешать самостоятельности и фантазии.

Время от времени Татьяна Викторовна повторяет: «Вы что-то расшумелись, давайте потише». На какое-то время действительно становится тише, но все равно остается какой-то равномерный фоновый гул, сравнимый, может быть, с шумом морской раковины, приложенной к уху, или гулом работающего автомобиля. Моему непривычному уху он слышен целый день, а воспитательница и няня его, оказывается, не замечают вовсе: так же, как не замечают шума идущих поездов люди, которые живут близко к железной дороге. Еще более отчетливо понимаю: если для них этот ребячий гомон не в тягость, если не ждут вечера, чтобы оказаться в тишине, значит это не случайные в детском мире люди. Значит, и им «подготовишки» из детского сада № 27 хоть немного, да обязаны своим детством.

16.30

Ну еще немножко

Как только закончился ужин (задолго до этого часа по всему детскому саду разносились аппетитные запахи чего-то вкусненького; оказалось - творожно-рисовая запеканка со сгущенкой), игры продолжились. Потом друг за другом стали появляться родители. Не скажу, что дети с радостью бросались им навстречу, стремясь побыстрее закрыть за собой двери детского сада. Более того, рассказывают, бывают случаи, когда они вовсе не хотят идти домой, уговаривая мам и пап подождать «ну еще немножко».

18.35

Домой!

Мой длинный «рабочий» день закончен. За воротами детского сада течет другая жизнь: с неприветливыми кондукторами и сердитыми продавцами, телефонными звонками (свой телефон я на день отключала), домашними делами и подброшенным в подъезд серым котенком (тоже ребенок), которому уже кто-то налил в блюдце молока...

Комментарии  

0 #1 Svetik 24.04.2012 23:01
Дети любят ее, это правда! Родной сад, любимая воспитательница ! Очень добрая статья, спасибо!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить