Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
11 мая, вт
13°
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
11 мая, вт
13°

Теперь точно: всё

14 октября 2020
380

Словно всё к этому шло. На днях я хватился контейнера с дисками – на них хранились цифровые фото и видео, очень ценные для меня. Когда в 2018-м в здании типографии, в котором располагалась наша редакция, случился пожар и мы покинули насиженное, дорогое нам место, вытащили всё, что хоть как-то могло пригодиться в дальнейшем. Похоже, в суматохе и беспорядке тубус с CD выпал из поля зрения, а, может, подумал, что там потерявшие актуальность фильмы. Решено было снова забраться в недогоревшую часть здания на площади Коростелева. Я нашел даже проводника, который, как сталкер, проведет меня в «Зону». «Без проблем», - сказали мне.

Утром того дня мы собирали экспонаты для выставки. Нашей газете скоро исполнится 95 лет, в честь этого в Канском краеведческом музее организуется выставка. Стали обсуждать с коллегами, что еще интересного можно представить в экспозиции. Вспомнили про строкомер. Старая добрая линейка для подсчета числа строк в полосе, это реально культовая вещь для газетчиков прошлого века. Знающие люди в курсе, что этой металлической линейкой удобно не только работать над газетной полосой, но и резать колбасу в пятницу после работы… Хватились, а строкомер-то тоже запропастился. Ну всё, решил я, точно нужно навестить свой кабинет…

А вечером кабинет сгорел. Заполыхал вместе с остальными помещениями и нашим большим холлом, где проводились фотоссесии, встречали гостей, награждали победителей конкурсов. И резали колбасу. Раньше фраза «редакция сгорела» была скорее фигуральной. Сгорело здание, огонь остановился на пороге редакции, повилял вокруг да около, снизу, сверху. Промокли под брандспойтами – да, но не сгорели. А вот теперь точно: всё. Огонь словно вернулся, чтобы завершить своё дело.

Это очень странно наблюдать, когда из окна кабинета, где ты проработал 15 лет, вырываются протуберанцы, когда «твоя работа» раскалена, как домна. Прямо сейчас горит мой любимый старый большой, как бегемот, письменный стол. И ты при этом ничего не пытаешься предпринять, только тихонько грустишь. Потому что главную боль эту отпустил два года назад.

Старинное красивое крепкое здание рано или поздно реставрируют. Надеюсь, не снесут, а именно восстановят! И из этого окна будет кто-то другой, а не я фотографировать виды площади вместе со Свято-Троицким собором.

Александр Шестериков
Ответственный секретарь