Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
25 октября, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
25 октября, пн

И перед смертью не все равны

16 сентября 2021
1626

На днях взялся я смотреть очень большое интервью Ксении Собчак с певицей Максим. Рядом с ее именем принято упоминать «певица», чтобы, видимо, сразу было понятно, о ком идет речь. Скажешь просто «Максим» - могут возникнуть вопросы, «кто такой, вообще?»

Нет, Максим – «не кто такой», это поп-звезда с красивой трогательной внешностью. Поэтому двухчасовое интервью снимали именно с ней. «Первое интервью после выхода из комы». Почти сенсация. Каждый миг, каждый этап болезни. Тут же комментарий лечащего врача. Не обошлось без эпитета «у нее теперь очень красивый шрам в паху».

Всё смотрится, как сериал a-la «Скорая помощь». Кажется, я про болезнь Сталина теперь знаю меньше. И ведь правда: за два дня – 5 миллионов просмотров. Поэтому певица Максим будет рассказывать об обстоятельствах своей страшной болезни, большую часть которых она и не помнит, потому что провела часть времени в коме.

Так уж устроена жизнь. Многим интересно, как всё это было у певицы, а не у простого человека, какой-нибудь там бабушки, или мужчины, или даже у ребенка. Бабушек много, за всеми не уследишь. А Максим такая одна. Так получается?!

Кстати, в связи с пандемией вспомнилась еще такая история, от которой снова стало грустно. У семейной знакомой был муж. Теперь уже был. Оба пенсионеры. У него случились острые боли в животе и повышенная температура. Скорая увезла его сразу в ковидный госпиталь. Там он и умер через некоторое время. Возможно даже не дождавшись отрицательного теста на ковид. Потому что лечить его нужно было нет от какого не от ковида, а от прободной язвы 12-перстной кишки. О чем и свидетельствует заключение, выданное на руки вдове: ни о каком вирусе речи нет.

Ну и кто о нем вспомнит, кроме оставшейся одной супруги и детей?! Он же не Максим! В эпоху великой пандемии простой человек попал под раздачу. Иногда я соглашаюсь с теми, кто считает, что сам страх коронавируса, ослабляющий иммунитет стресс и всеобщие паранойя и помешательство, вся эта суета вокруг ковида – всё это приносит вреда не меньше, чем сам вирус. А может и больше.