Место для вечности

Такая тонкая, больная и вечная тема, эти наши русские кладбища. Я не знаю, как там в Африке или Азии, но на европейских и американских кладбищах я бывал. Там можно просто гулять, много зеленой травы и света, каменные памятники с датами, уходящими в 18-й век. Всё, что чувствуешь, приходя на наши места погребения, - это боль. А хотелось бы иначе.

Пока дойдешь по особым собственным меткам (от поворота три проулка, потом пройти ЛЭП и за той оградкой свернуть, и там под елочкой), пока вычистишь мусор, наведешь порядок да из последних сил помянешь упокоенных тут родных, уже и обратно надо. Уверен, что не так всё должно быть. Здесь словно погружаешься в средневековье, лишь выцветшие пластиковые цветы напоминают о нашем времени.

А уж сколько насмотришься развороченных могил, памятников и старых венков, сваленных в большую кучу мусора прямо здесь же! Каждый год наблюдаешь приходящие в упадок участки. Значит, к ним перестали приезжать родственники. Сами умерли, уехали, а может дети уже ушли из жизни, а внукам не до этого, тем более правнукам. Чего им ломать ноги в этом буреломе ради эфемерного памятного ритуала, ради тех, кого они ни разу не видели, даже не знают, как звали. «Вот так и ко мне однажды перестанут приходить», - думаю я иногда невесёлые, но честные мысли. И не нужно тысячелетия, просто 80 лет, даже меньше одного столетия (!), и на месте, где похоронили тебя, уже закопают кого-то другого. Чего земле пустовать? Как попугайчиков или кошку. Ну почти. Получается, жизнь коротка, а смерть еще короче?!

Еще одна мысль, созвучие с которой я нашел недавно в словах губернатора Калужской области. Об оградках и о том, зачем они вообще нужны. «Внутри этого забора, который вокруг кладбища есть, больше не нужно никаких оград. По кладбищу пройти невозможно, кто во что горазд. Все от кошелька зависит! Человек жил бедно, умер, и все равно каждому видно, что ему некому поставить такую ограду, которая есть у соседа, - с куполами, со всеми прибамбасами. Цыганщина!».

Здесь сразу две идеи, которые мне нравятся. То есть даже смерть не уравнивает людей. Бедным был при жизни и после смерти им останешься, и будут проходить мимо и говорить - смотрите, какой-то бедненький похоронен. И еще - эти оградки, которых я не видел на Западе, превращают кладбища в некую дикую линию обороны Москвы в 42-м. Никакие противотанковые ежи не сравнятся с этим скорбным «шанхаем». Околесица, лишенная гармонии торжественности, которые здесь были бы уместны. Да, я за кремацию, но здесь принято зарывать. И в этом есть грустная метафора того, что место мертвых есть продолжение места живых. Несправедливость, неустроенность, мусор и теснота.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить