Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
18 июня, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
18 июня, пт

Вы нам подходите

21 сентября 2017
876

Сегодня на встречу в пиццерию «RomaniЯ» мы пригласили Виталия Шайхутдинова, начальника отделения по работе с личным составом межмуниципального отдела МВД России «Канский», подполковника внутренней службы. Поводов поговорить предостаточно. Более 18 лет он работает в органах правопорядка, за плечами несколько выездов в командировки в Северо-Кавказский регион, он захватил интересный период милицейско-полицейской службы, а 12 октября - день образования кадровых подразделений МВД России. И ещё в этом году под его руководством вместе с управлением образования Канска открывается специализированный полицейский класс по подготовке десятиклассников к поступлению в вузы МВД.

Виталий ШАЙХУТДИНОВ, начальник отделения по работе с личным составом межмуниципального отдела МВД России «Канский». Фото Андрея САЛТЫКОВА.
Виталий ШАЙХУТДИНОВ, начальник отделения по работе с личным составом межмуниципального отдела МВД России «Канский». Фото Андрея САЛТЫКОВА.

Время реформ

- Что изменилось в работе полицейского за годы реформ? Ведь за время вашей работы МВД менялось несколько раз.

- Эти реформы продолжаются до сих пор, нет им конца, постоянные инновации, преобразования. Жалко было терять людей - сокращения составили более 20%. Многим помогали с работой. Сегодня, кстати, я даже не знаю, куда в Канске устроиться человеку. Но наши офицеры в отставке не уходят в гражданский мир: они продолжают работать в охранных предприятиях или даже их возглавляют, трудятся в сфере образования.

Если сравнивать с тем временем, когда я начинал, сейчас работать сложнее. У людей изменился менталитет, и общаться с ними стало труднее. Сначала я чаще встречался с людьми советского поколения, а теперь всё больше тех, кого коснулась демократизация. Полиции нужно меняться вслед за людьми. Появляются новые технологии, а общение с населением требует более интеллигентного подхода.

- Интеллигентного? Полиция стала более вежливая?

- Поднялся уровень образования тех, кто приходит в полицию. Раньше в милицию приходили из самых разных отраслей, отправляли от трудовых коллективов, от партии, была большая текучка. Брали всех с мало-мальским образованием. В 90-е годы, помню, по полгода зарплаты не платили. Как семью кормить? Уволилось много профессионалов. И, наоборот, приходили все, кому не лень.

Спец по кадрам

- Сейчас вы имеете непосредственное отношение к формированию кадрового состава. Вам лучше знать, кто приходит в органы.

- Как раз сейчас приходят те, кто родился в 90-е, времена демографического спада. Тогда и рождаемость была низкая, и... в общем, 85% из тех, кто хочет устроиться в полицию, нашими комиссиями признаются ограниченно годными к службе в экстремальных условиях. Хромают такие параметры, например, как мышление, эмоции. А ведь этим людям в руки оружие нужно давать, оказывать не только правовую, но чаще всего психологическую помощь пострадавшим или потерпевшим. Разумеется, в любое время рождаются одаренные дети.

- Почему молодой человек сегодня хочет работать в МВД: из-за зарплаты или из других соображений? Кого больше?

- Я понимаю, что вы имеете в виду. Раньше как раз больше было тех, кто приходил в ряды милиции по идейным соображениям. Тогда и денег особо не платили. Сейчас, по моему мнению, процентов 70 хотят стать полицейскими, потому что это стабильность: уверенность в завтрашнем дне, зарплата, социальные гарантии. Рядовой сотрудник получает от 25 тысяч рублей. Но молодежь всё равно хочет чего-то большего, и как можно быстрее.

Участковый

- Как вы попали в милицию?

- В 1998 году пришел из армии и даже не представлял свой дальнейший путь. Допускал тренерскую работу, ведь я занимался вольной борьбой. Но отец настоял, чтобы я пошел в милицию. Так я начал работать участковым в центральной части города. В 2001 году был назначен начальником участковой службы по городу. Потом несколько раз переходил снова в участковые и обратно, был заместителем начальника городского отдела милиции, когда они еще были, потом инспектором по делам несовершеннолетних и так далее - должности менялись несколько раз.

- То есть вам довелось плотно поработать, что называется, «на земле».

- Да, особенно интересно было работать в Канском районе. Между деревнями моего участка несколько километров. Пока иду от одной деревни до другой, повторяю федеральные законы. Ничто не отвлекает, дорога пустая, машин нет. К слову, сейчас в тех отдаленных деревнях сельские жители еще остались такими, какими были в прошлом. Более доброжелательные, открытые, общительные. Приглашали меня в дом, угощали чаем. Пока общаешься, узнаешь о людях всё, они не скрывали самых интимных сторон жизни. Простые люди, бесхитростные.

- Такая работа предполагает и знание психологии, и физическую подготовку.

«Сейчас, по моему мнению, процентов 70 хотят стать полицейскими, потому что это стабильность, зарплата». Фото Андрея САЛТЫКОВА.
«Сейчас, по моему мнению, процентов 70 хотят стать полицейскими, потому что это стабильность, зарплата». Фото Андрея САЛТЫКОВА.

- Разумеется. Хорошо, что у меня была спортивная подготовка, кандидат в мастера спорта. Потому что приходилось и пьяных успокаивать, семейных дебоширов. Правда, когда слух прошел, что я спортсмен, то и применять силу приходилось всё реже. Тем не менее довелось насмотреться всякого.

Стрельба для тонуса

- Почему до армии занимались именно вольной борьбой?

- У нас во дворе были ребята, близняшки. С ними за компанию и пошел. Пик моей карьеры, если можно так выразиться, - это участие в отборочных соревнованиях на турнир имени Ярыгина. Перед выходом на ковер стали объявлять список титулов моего соперника. Меня это впечатлило. Он, конечно, победил - и старше меня был, и мастерством выше. Но проиграл достойно, не всухую.

- В разное время вы побывали в двух командировках в Северный Кавказ. Что изменилось там за это время?

- Первый раз я был в Чечне в 2003 году, и в апреле этого года вернулся из второй командировки. Эти поездки полиции продолжаются до сих пор, в конце сентября отправим четверых ребят в сводный отряд в Дагестан. Конечно, после 2003 года там многое изменилось. Если говорить о людях, то особых изменений я не заметил. Теперь, конечно, чувствуется большое финансирование, все застроено, хотя официально многие считаются безработными. Красота, прекрасные дороги и прочее. И постреливать стали реже. Кадыров запретил торговлю спиртным. Только в одном супермаркете, в «Ленте», алкоголь можно купить с 8 до 10 часов утра. А если кто-то начинает продавать, приезжают кадыровцы и переворачивают павильон, не разбираясь особо.

- Что вы вкладываете в слова «особых изменений я не заметил»?

- Отношение к России. Правда, к нам, к сибирякам, именно красноярцам, относятся хорошо. Сейчас стали появляться радикалы исламистского толка, но власти Чечни на этот счет смотрят строго, вплоть до уничтожения на месте.

Во время командировки в этом году опасных ситуаций не было, а вот в первую поездку прецеденты были. И на фугасе подрывались, одному из нашего отряда осколок под каску залетел, погиб он. И еще был случай. До нашего отъезда оставалась неделя. На дороге мы встретили инженерную роту, проверяли дорогу на предмет минирования. Кажется, они самарские были, срочники. Мы поделились с ними одеждой, потому что с обмундированием у них было не очень хорошо, грязные какие-то все. Они отъехали от нашего поста с километр, и мы услышали взрыв и пулеметную стрельбу. Выдвигаемся туда на БТРе. Из 10 человек остался живой, но раненый один офицер, и еще двое тяжело раненных. Одного увезли на вертолете, но он не выжил. Я ему капельницу держал, а он рассказывал мне, что он один у матери. Просил его выжить, не умирать. Такая вот история, остальное - мелочи. Лишь постреливали иногда, в тонусе держали.

В ожидании снега

- Со спортом отношения не прекратили?

- У меня двое детей, стараемся активно проводить время. Сейчас ждем зиму, чтобы обкатывать купленные лыжи с нашей самой младшенькой - дочей Лерочкой. Гуляем, занимаемся спортивными пробежками даже с собакой.

- Какая у вас собака?

- Порода хаски. Хотя я овчарок больше люблю. Но когда увидели этого колобка, не смогли устоять и купили. Она тоже ждет снега! Как выпадет снег, она закапывается в огороде, один нос торчит.

- Как отнесетесь к тому, что сын выберет профессию полицейского?

- Скорее всего он не выберет. Картина полицейских будней ему хорошо известна на примере родителей - мы с супругой Еленой оба в рядах стражей порядка. Он склонен к другому виду деятельности, у него другое призвание, и я тоже считаю, что сейчас есть много профессий, в которых можно себя проявить. И вообще, об этом еще рано рассуждать.

- Какие самые теплые эмоции вы получали за годы работы в полиции?

- Это хорошая профессия, и в ней есть место для радости, гордости. Всегда приятно, что выбранный мною из толпы кандидат становится настоящим полицейским, на торжественном построении принимает присягу, ему вручают табельный пистолет. И тут я вижу этот блеск в его глазах. У меня гордость: не ошибся в человеке!

«Это хорошая профессия, и в ней есть место для радости». Фото Андрея САЛТЫКОВА.
«Это хорошая профессия, и в ней есть место для радости». Фото Андрея САЛТЫКОВА.

Другая история: помню, как рад был, будучи участковым, помогая людям. Вот украли у бабушки бак, а ты его нашел для неё. Стоимость этого бака невелика, и не ахти какое преступление раскрыто. Но она счастлива! Для неё этот бак много значит, это и память, и капуста в нем вкусная получается. Или помощь детям. Не могу видеть эту пустоту в детских глазах. Запомнил девочку, которая вся в коростах была, забитый ребенок, а глаза такие голубые. Что делать с такими родителями? Зла не хватает. Страдают не только дети. Как-то раз нужно было пообщаться с главой семьи, алкоголиком, который измучил уже свою супругу. И этот мужчина закодировался, не пил больше. Не знаю, правда, как сейчас у них дела, но я надеюсь, что всё хорошо!

Александр Шестериков
Ответственный секретарь