Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
23 апреля, пт
-3°
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Канск
23 апреля, пт
-3°

У войны недетское лицо

8 апреля 2021
10

Месяц и один день отделяет нас от Дня Победы. Мы публикуем трогательное, печальное, пронизанное силой духа воспоминание жительницы Канска Раисы Григорьевны Романчуговой, опубликованное в книге «Мы родом не из детства – из войны».

«Мы всегда боялись за маму»

Когда началась война, мы жили в Чите. Отец был военным. В 1942 году нашу семью отправили в Омск, но по дороге я заболела, и мы оказались в Канске.

Военкомат поставил нас на квартиру в Кан-Перевозе. Маму взяли работать в военкомат на общественных началах. Закрепили за ней 10 семей военнослужащих, у которых погибли мужья, отцы. И она должна была обеспечить их всем, в том числе дровами и продуктами.

Нас в то время было трое: брат и две сестры. Уходя рано утром на работу, мама закрывала нас на замок. Оставляла ведро картошки размером в горох, и к вечеру мы должны были ее почистить, а также убраться в доме. Вечером мама кормила нас картошкой, а потом ненадолго выпускала погулять в ограду. И так каждый день.

Мама была портнихой и много шила людям. Она шьет, а я сижу рядом и что-нибудь рассказываю. И так до часу-двух ночи. Она боялась одна сидеть, так как в то время в Канске появилась банда «Черные кошки». Они приходили ночью и мяукали под окнами. Хорошо, что у нас окна были высоко от земли.

Мама часто ездила по деревням менять кое-какие вещи на продукты: муку, масло, картошку, а мы ждали ее дотемна и плакали. Лошадь она просила у военкома, и ее путь лежал через тайгу. Какие только молитвы она не читала, чтобы не попасть в лапы бандитов.

На Новый год мама с напарницей приносили чемодан булочек и делили их семьям погибших, а мы наблюдали из-за печки и облизывались – нам не положено было. А когда в доме появилась мука, мама покупала рыбий жир и стряпала очень вкусные булочки. У меня часто было воспаление легких, и меня мама поила собачьим жиром.

Мы всегда были в страхе за маму: то она тонула в проруби, то воры в доме чуть не зарубили ее топором, то упала с моста на лесовозе, то бандиты поймали за мостом и избили, благо, выручили колхозники, ехавшие на базар.

Татьяна Крускина
Корреспондент