Непраздные разговоры с коллегами накануне Дня печати

Непраздные разговоры с коллегами накануне Дня печати

13 января - День российской печати. Бытует весьма распространенное мнение о том, что это праздник исключительно журналистов - тех, кто формирует газетный контент. Но это мнение ошибочное: если посчитать, люди каких специальностей работают на газету как таковую, наберется немало: кроме главного редактора, ответственного секретаря и корреспондентов, это фотографы, рекламщики, верстальщики, бухгалтеры, почтальоны, специалисты по подписке, кассиры, водители... В нашей редакции нас - 17. И все мы считаем себя причастными к 13 января, а значит, с чистой совестью можем в этот день поднять бокалы с вином. Ну, за День печати!

Ольга ПРОКУДИНА, Иван МАНЕРНЫЙ, Анна ВОРОБЕЙ и Татьяна ПРОНИНА - самая юная часть коллектива «КВ». Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

Сегодня сделаем акцент на молодых. Молодых, да ранних. В том смысле, что в свои примерно 30 (у кого-то чуть меньше, у кого-то чуть больше) лет они уже не только знают, «из чего делаются» «Канские ведомости», но и сами работают на этой «кухне». Давайте поспрашиваем, как им работается здесь.

«Мечты сбываются»

Анна Воробей, корреспондент. Сегодня Анну (вообще-то Анну Викторовну, но она столь легка на подъем, у нее такой легкий нрав и чувство юмора зашкаливает, что пусть пока остается Анной - превратиться в Анну Викторовну еще успеет) читатели знают как добротного корреспондента, победителя различных конкурсов, да и просто интересного и неравнодушного человека.

Анна ВОРОБЕЙ.

- Аня, помнишь, когда ты пришла в редакцию, при «разборе полетов» поначалу говорила вместо слова опечатки - очепятки. Специально, видимо, чтобы сглаживать ситуацию, ведь любая ошибка в газете была и остается предметом особых разбирательств.

- Эту историю я, к сожалению, не помню. Зато отлично помню свою первую летучку. Для тех, кто не знает, летучка - это и есть «разбор полетов», когда журналисты анализируют материалы в газете за прошедшие две недели. И вот моя первая летучка. Неожиданно главный редактор говорит: «Аня, а давай-ка ты, как новичок, сделаешь обзор номеров». Наверное, это было мое самое ужасное «выступление». Я заикалась, запиналась, не могла вспомнить нужные слова и чуть не поседела.

- А кем ты хотела стать в детстве? Только не говори, что журналистом - это было бы слишком предсказуемо.

- В детстве я хотела стать учителем. Рассаживала кукол в ряд, что-то писала на импровизированной доске. Впрочем, так и вышло, ведь по образованию я учитель русского языка и литературы. Но мечта работать в редакции все же была. В старших классах я записалась на курсы журналистики, которые проходили в центре образования. Вела их Любовь Ивановна Фирсанкова. Тогда-то я и стала подумывать о работе в редакции. Но, как это часто бывает, поступать на журфак я не поехала, а выбрала более бюджетный вариант - Канский педагогический колледж. А мечтам свойственно сбываться!

- Журналистов часто называют не только четвертой властью, но и просто журналюгами. Как к этому относишься?

- Нельзя всех уравнивать. В любом случае, у каждого есть свои убеждения, связанные либо с политикой, либо с жизненной философией или попросту с обогащением. Помню, как в мае прошлого года, побывали в поселке Строителей, увидели последствия пожара. Именно в такие моменты можно нарваться на агрессивных людей, на то, что тебя как раз и обзовут журналюгой. Ведь людям кажется, что мы приехали (в некотором смысле) поживиться за их счет - яркой иллюстрацией, острым материалом. Хотя это, конечно, не так. Впрочем, в тот день, 26 мая, больше досталось кому-то из начальников по линии МЧС, чем нам с коллегой.

- Помнишь свой первый день в редакции?

- Конечно, помню. Мне дали очень серьезное, как мне тогда показалось, задание. Сейчас такие материалы я пишу «на раз», а тогда, семь лет назад (даже страшно говорить вслух, сколько времени прошло!), я готовилась полтора дня. Мне предстояло задать несколько вопросов на пресс-конференции с тогдашним начальником полиции Константином Крижусом. Свои вопросы таскала «на проверку» ответственному секретарю редакции Александру Шестерикову раз десять. Как помнится, интервью прошло хорошо, я больше всех задавала вопросов, некоторые из них были даже острыми. А потом этот материал даже похвалили на летучке.

- Без чего ты не можешь представить себе свой рабочий день?

- Без кофе! Есть парочка коллег, подсаженных на этот напиток, а некоторые пьют его по часам. И тогда по редакции разлетается чарующий аромат кофе. Особенно это кайфово в среду, когда свежий номер лежит на столе и перечитать его можно с чашечкой кофе.

- Вспомни какой-нибудь веселый случай из своей журналистской практики.

- Долго думала, что же смешного было в моей работе. Но так ничего и не вспомнила. Конечно, это не значит, что моя работа - скука смертная. Веселые истории случаются, но это, как говорится, типичный журналистский внутряк, непонятный большинству читателей, что-то сугубо профессиональное. В редакцию люди идут с проблемами, жалобами, своей болью и трагедиями. Тут уж не до смеха. Страшнее всего писать тексты о погибших детях, об обманутых стариках. Именно поэтому мне так нравятся материалы о том, сколько молока дают коровы в Канском районе или какие викторины проводит библиотека. Скучно? Ну и пусть, зато все живы и здоровы.

«Люблю тюльпаны»

Ольга Прокудина, корреспондент, администратор редакционных групп в соцсетях: «ВКонтакте» и «Одноклассники». Из всех наших молодых Оля самая новенькая, работает у нас чуть больше года. Хорошо помню ее робость и пунцовые щеки на первых редакционных планерках, но уже спустя несколько месяцев появилась деловитость, уверенность в своих силах, желание сделать лучше и больше. Во время отпуска, говорит, даже скучала по редакции, а значит, прописка у нее в «КВ» не временная.

Ольга ПРОКУДИНА. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

- Оля, трудно было вписаться в наш коллектив? Какими они для тебя были, первые шаги в журналистике?

- Я вышла на новую работу в редакцию газеты после декретного отпуска. Представьте, я три года была дома со своим ребёнком и близкими и в одночасье моя жизнь перевернулась: рядом появилось много людей, и одновременно со всеми пришлось выстраивать новые отношения. Признаюсь, это было непросто. Но, поработав несколько месяцев, привыкла.

Работа корреспондента для меня абсолютно новая, и первое время неудобно чувствовала себя на мероприятиях, если приходилось фотографировать. То и дело возникала мысль: не помешаю ли я кому-нибудь, если буду туда-сюда маячить с фотоаппаратом. Но это быстро прошло. А что касается написания материалов и постоянной коммуникации с новыми людьми - для меня это привычно: в декрете подрабатывала на бирже интернет-контента, что позволило не потерять навык формулировать мысли. А при общении с героями материалов помогает опыт работы в сфере услуг. Если возникали трудности, помогали дельными советами коллеги, за что я искренне благодарна!

- Ты, можно сказать, с утра до вечера «живешь» в виртуальном мире. Каким кажется реальный мир, когда выключаешь компьютер?

- Таким же, каким был до включения компьютера. Солнце, луна, звезды и законы мироздания остаются на своём месте, которое не зависит от того, включает или выключает человек какую-то технику.

- Благодаря сетям появились ли у тебя новые реальные друзья? Например, виделась когда-нибудь с очень активным пользователем «ВКонтакте» Виталием Вебером? Или сети - это все же видимость общения, пожирающая время, силы, эмоции?

- Реальные друзья появились у меня тогда, когда соцсети ещё не были так широко распространены. Жизнь сама привела нас друг к другу. Периодически рядом со мной возникают люди из «ВКонтакте», но их вряд ли можно назвать друзьями.

Да, с Виталием я виделась в «настоящей» реальности на благотворительной выставке. После этой встречи мы продолжаем общаться в сети так же, как и общались до этого: делимся фотографиями, обсуждаем новости. И то, что с некоторыми общение происходит только в сети, мне кажется, даже хорошо.

А время, силы и эмоции отнимает любая видимость, которую мы пытаемся создавать, и неважно, где это происходит: в реальном или виртуальном мире. Если общаешься искренне, энергии только прибавляется. На что тратить своё время, каждый выбирает сам.

- Насколько ты зависима от виртуального мира? Вот скажи, когда последний раз ходила в театр, встречалась с друзьями, получала живые поздравительные открытки и букеты цветов? Как долго можешь обходиться, например, без мобильного телефона?

- Я была в театре в декабре на «Скеллиге», открытку получала тоже в декабре. С цветами вот что-то не задалось, так что, если кто-то хочет подарить, дерзайте, я люблю тюльпаны.

А про телефон... Так получилось, что осенью прошлого года я купила себе новый сотовый. Принципиально выбрала простой, кнопочный, чтобы не сидеть со смартфоном в соцсетях. И что вы думаете? Через пару месяцев, зимой, в моих руках оказался редакционный смартфон. Он мне постоянно нужен для работы. Сделала вывод: сколь бы разумно я ни подходила к жизненному выбору, всё равно произойдет то, что должно произойти. А вообще, если я забываю телефон дома, дискомфорта не испытываю. Кому надо, найдёт меня и без предварительных звонков.

- Есть ли у тебя увлечения?

Конечно, есть, даже несколько. Но дело, которое доставляет мне наибольшее удовольствие, дарит вдохновение и энергию, - музыка. И, знаете, это очень странно, потому что у меня нет ни слуха, ни голоса. Но музыка, особенно живая, мне просто жизненно необходима. Поэтому купила себе варган (или, как его называют, камус). Теперь вот осваиваю, хотя, конечно, игрой на музыкальном инструменте назвать это нельзя. Скорее, это способ поднять настроение себе и близким.

«Миллион был бы кстати»

Татьяна Пронина, агент. Да, в штатном расписании ее должность значится так. Именно от умения нашей Татьяны во многом зависит и заветная цифра в конце номера после слова «тираж», и то, насколько четко и слаженно работает система доставки газеты читателям. Ее папа, Павел Мельников, который много лет работал в Канской типографии, печатал, в том числе и «Власть Советов», и «Канские ведомости». Так что вас тоже с праздником, Павел Максимович!

Татьяна ПРОНИНА. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

- Число наших подписчиков вот уже несколько лет остается неизменным. В этом, конечно, заслуга всего коллектива, начиная от главного редактора и кончая водителем. Таня, как удается строить работу, чтобы люди каждые полгода продлевали подписку на нашу газету?

- Конечно, с каждым годом это становится все сложнее. Наши читатели - это и дети, и пенсионеры, и предприниматели, и городские и сельские жители, высокообразованные и не очень, оптимистично настроенные и вечно недовольные чем-то... Но, мне кажется, в работе по привлечению подписчиков все-таки главное - выходить на непосредственный контакт с нашими читателями. Многие из них с нетерпением ждут каждый номер газеты, ругаются, если почтальон не доставил ее вовремя. Мне нравится, когда наши читатели нам звонят: значит, читают!

- Каждую среду вы с водителем развозите по адресам десятки пачек только что отпечатанных газет и лучше других знаете, насколько в прямом смысле тяжел труд газетчиков. Кстати, сколько весит одна пачка?

- Да, среда у нас - ответственный день. Нужно доставить газету и в магазины, и по адресной подписке. Пачку газет мы, конечно, не взвешивали, но давайте подсчитаем: если одна газета весит приблизительно 70 граммов, а в пачке 100 экземпляров, то в результате…

- Какая погода самая желанная для тебя по средам?

- Градусов так минус 40 зимой и плюс 40 летом. Шучу. Конечно средняя, чтобы не жарко, не дождливо и не сильно холодно.

- Как думаешь, какие качества характера ты приобрела на этой работе?

- У каждого человека три характера: тот, который ему приписывают; тот, который он сам себе приписывает, и, наконец, тот, который есть в действительности. Я, наверное, приобрела такое качество характера, как напористость.

- Ты имеешь дело не только с людьми, но и с цифрами, денежными знаками. Двухтысячную купюру уже приходилось принимать? Какую денежку еще надо выпустить, как думаешь? Три тысячи? Семь тысяч?

- Двухтысячную купюру принимать не приходилось. А поскольку приходится работать с более мелкими купюрами, три и семь тысяч для меня не подойдут. Некоторые наши подписчики уже спрашивают про терминалы.

- Если вдруг выиграешь в лотерею миллион, на что потратишь?

- Миллион был бы кстати… Я бы увеличила свою жилплощадь, сделала ремонт, прикупила мебели, съездила куда-нибудь отдохнуть, надарила бы друзьям и близким подарки.

- Кем ты видишь своего сына в будущем?

- Даже не знаю, каким он станет. Может, каким-нибудь инженером с альтернативным складом ума или, например, ветеринаром. Многое меняется в жизни, меняемся мы, меняются наши планы и мечты. Каждая мама хочет для своего ребенка светлого будущего, чтобы у него в жизни все складывалось, чтобы был здоров, успешен, счастлив и оставался человеком.

«Ненавижу понедельник»

Иван Манерный, верстальщик. Можно сказать, боец невидимого для читателей фронта. Но от успехов на этом «фронте» во многом зависит, насколько визуально притягательным придет к читателю очередной номер газеты.

Иван МАНЕРНЫЙ. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

- Иван, когда ты впервые услышал слово «верстальщик», как представил себе эту профессию?

- К тому моменту, как я пришел в редакцию, у меня уже были смутные представления о работе верстальщика: это такой красноглазый чувак, который размещает тексты, фотографии, подбирает шрифты, их размеры и прочее. Навыки работы в Adobe Photoshop у меня были, да и с компьютером я с детства на «ты», но я еще где-то полгода мучил Александра Васильевича (Наумов, еще один наш верстальщик с солидным опытом работы. Т.В.) своими вопросами. Работе в Adobe InDesign (программа для компьютерной вёрстки) пришлось обучаться с нуля, по ходу работы.

- Какая часть верстки газетного номера самая трудная? Или все уже на «автопилоте»?

- Наиболее трудные полосы те, которые по различным причинам сдаются во вторник (в день отправки номера в типографию). А если это еще и объемная инфографика с множеством графических элементов - вообще катастрофа. На каждую газетную полосу требуется разное количество времени, а когда над тобой «висит» ответсек, впереди маячит время отправки номера в типографию, а сбоку - правки от корректора, начинаешь невольно нервничать, что, естественно, сказывается на работе. В остальном ни одна полоса или материал уже не вызывают у меня каких-либо затруднений.

- Понедельник - самый «верстальный» день, когда реклама, журналистские тексты, объявления и фотографии крутятся, как в калейдоскопе. И такой калейдоскоп - каждый седьмой день. Как думаешь, понедельники повлияли на твой характер?

- Я и до начала работы в «КВ» понедельники недолюбливал, а теперь я их ПРОСТО НЕНАВИЖУ! Мой характер понедельниками уже не испортить. Реалии таковы, что от долгих (иной раз до позднего вечера) «верстальных» марафонов никуда не деться и нужно принять их. И простить.

- Недавно ты стал дипломированным юристом. Мы-то, понятно, радуемся: не каждую газету верстает человек с высшим, юридическим образованием. А, случайно, не планируешь открыть юридическую консультацию, например? Станешь вдобавок отвечать на юридические вопросы наших читателей. Тем более, что пустующих помещений в нашем здании немало.

- Знаете, юридическое образование дало мне действительно хорошую базу для любой работы, но меня всегда тянуло в IT - в этот динамично развивающийся мир. Технологии, программирование, игровой дизайн - это всё мне нравится, на это я трачу свои силы и время. Я не думаю, что в сфере юриспруденции получил бы тот же уровень морального удовлетворения. К тому же, когда я регулярно наблюдаю попытки наших законодателей законтролировать, запретить, ограничить малейшие новшества, пришедшие к нам из IT, архаичность выстраиваемой законодательной системы, мне становится реально грустно и все меньше хочется связываться с юриспруденцией.

- Какой Новый год из твоих 25 лет запомнился больше всего?

- Однажды встречал Новый год со своей семьей у нас дома. После боя курантов, поздравления президента и традиционного бокала шампанского вызвал такси и поехал за своей девушкой в поселок Строителей. Когда уже вместе выехали на мост через путепровод, перед нами открылась потрясающая картина: весь город в салютах, отовсюду в небо летят фейерверки, все горит, гремит и переливается в ночном небе. Ехали оба с открытыми от изумления ртами.