Вернулись из боя

Накануне Дня Победы в редакцию «КВ» попал очень ценный документ.

В 1992 году в Калужской области шла «Вахта памяти». Это такой проект, в рамках которого поисковые группы вскрывают братские могилы, санитарные захоронения, восстанавливают данные, находят пропавших без вести во время Великой Отечественной войны. Более двадцати лет назад у деревни Захарово поисковики вскрыли санитарное захоронение в большой авиационной воронке. Были извлечены останки ориентировочно 155 бойцов и командиров Красной армии.

В чужой земле

Как это часто бывает, известие о пропавшем без вести приходит спустя десятки лет. Победе более 70-лет, а некоторые родственники до сих пор ищут своих дедушек, бабушек, братьев, сестер... Информация, память передаются из поколения в поколение, особо настойчивые одственники пишут письма в архивы, делают запросы в министерство обороны. Фотографии желтеют, тлеют от времени письма-треугольники, а память живет.

Александр Хавенсон искал своего дядю Александра Степановича Грабченко последние 15 лет. Сначала поисками занималась мама Александра Матвеевича, потом он и сам принялся писать письма по всем адресам, которые мог найти. В конце концов, его и назвали в честь дяди, которого призвали в армию в 1941 году.

«У моей мамы была дружная большая семья, жила на улице Кайтымской. Все учились в школе № 7, которую в свое время закончил и я. В семье было пятеро детей. Александр закончил школу в 1941 году, а после выпускного ушел на фронт. Помню, как мне бабушка рассказывала, хотя я был еще маленький, что на сборном пункте (там сейчас находится мемориал «Землянка») молодые призывники обучались военному делу. В тех землянках жил и мой дядя, два месяца. Бабушка бывала у него, привозила покушать. А потом он ушел на фронт, писал письма, которые теперь хранятся в музее школы № 2.

Весной 1942 года бабушке принесли похоронку. Маме на тот момент было пять лет, она помнит, как пришел почтальон, как выла ее мама по своему сыну. Она постоянно говорила: «Саша не на погосте», была очень верующим человеком, которому, видимо, было тяжело осознавать, что сын пропал и неизвестно в чьей земле лежит», - рассказывает Александр Матвееич. - Спустя годы моя мама нашла сослуживца дяди, но тот скорее всего боялся говорить, так ничего от него и не добились».

Более 15 лет Хавенсон получал один ответ: да, призван, да, пропал без вести. И более ничего. Совершенно случайно Александр Матвееич наткнулся на поисковиков из Калуги, которые и рассказали, где пропал его дядя, где захоронен. Одним словом, боец Александр Грабченко вернулся домой.

Отдельный лыжный батальон

Александр Соколов, поисковик-исследователь со стажем, в прошлом контрразведчик, рассказывает в своем труде, над которым он работал, начиная с 1992 года: «Обратил внимание на отличительные особенности от других ранее вскрывавшихся братских могил: молодые, крепкие ребята, большое содержание карандашей (в том числе и цветных), циркулей, компасов, невскрытых индивидуальных перевязочных пакетов, поясных одинаковых кожаных новеньких ремней с оригинальными стальными пряжками.

Сложилось впечатление об однородном особом подразделении хорошо подготовленных бойцов, погибших в зимний период от пуль, осколков минометных мин и крупнокалиберных осколочных артиллерийских снарядов».

Александр Николаевич много работал с архивными документами. Вместе с единомышленниками он пишет серьезную работу о военных разведчиках. Так Соколов наткнулся на список почти полностью пропавшего без вести под Захарово в феврале 1942 года 33-го отдельного лыжного батальона 9-й Сибирской дивизии Белобородовской гвардии. «Белобородов в своих воспоминаниях указывает, что 33-й лыжный батальон наступал на деревню Захарово с севера. При проверке судеб военнослужащих из списка обнаружилось, что один медальон из обнаруженных в июле 1992 года все же удалось прочитать, это был боец Петр Захарович Лопухов из того самого лыжного батальона», - пишет Соколов.

У «Звезды»

Известно, что в Калужской области фашисты уничтожили либо угнали в лагеря большую часть населения. Как отмечается исследователем, в результате военных действий из каждых десяти деревень данного района после войны смогла ожить только одна. Также Александру Николаевичу удалось выяснить, что единицам из деревни Захарово все же удалось выжить, несколько человек ушли в леса и жили там в землянках. Люди вернулись в деревню, полуразрушенную и обгоревшую, только тогда, когда фронт ушел вперед. Начиналась весна.

Известно, что Соколову удалось пообщаться с единственным свидетелем и, можно сказать, организатором захоронения погибшего лыжного батальона. По словам уже старика, как только на склоне холма начал таять снег, то обнаружились тела павших бойцов. «Местные жители, несколько стариков и детей, стаскивали по склону вниз останки и хоронили их в большой воронке, образовавшейся в результате взрыва авиабомбы возле ручья», - пишет Соколов.

Так как же погибли эти молодые сибиряки? К слову, 90% списка составляют именно красноярцы, уроженцы Иланского, Дзержинского, Тасеевского, Манского, Краснотуранского, Канского и других районов. 155 человек, 27 из них наши земляки, из Канска и Канского района. Отдельный лыжный батальон формировали из крепких, выносливых сибирских парней. Молодых и красивых. Известно, что ребят расквартировали в опустевшей деревне Захарово. Им предстояло уничтожить немецкое заградукрепление. Но, то ли разведка не так сработала, то ли бойцы допустили ошибку и не рассчитали силы: враг уничтожил их из минометных орудий. «Похоронили мы их на горке, севернее деревни Захарово, у памятника в форме объемной звезды, отлитого из бетона. Это было первое захоронение у данного монумента», - пишет Александр Соколов.

«КВ» удалось кое-что выяснить про уроженцев Канского района. Борис Кузьмич Баюшкин, который родился в 1923 году в деревне Сухоерша, ушел на фронт вместе с отцом. Георгий Иосифович Мазалевский жил в Георгиевке, известно, что у него есть племянники, которые живут в Красноярском крае. Анатолий Николаевич Илющенко из деревни Коленикова учился на тракториста в Георгиевке. Сейчас мы пытаемся восстановить связь с родными солдат. Возможно, удасться как-то объединить всех воедино и, как мечтает Александр Хавенсон, поехать в Калужскую область, чтобы поклониться братской могиле.

Поименный список бойцов можно скачать здесь.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить