Не подарок...

22 июня страна отметила день памяти и скорби.

Иван Кириллович КРИВЦОВ, ветеран войны. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Герою нашего рассказа судьба преподнесла весьма своеобразный «подарок» на день рождения. Какой? Просто родился он 22 июня, в 4 часа утра.

Уже не первый год в Канске праздничное шествие, посвященное Дню Победы, открывает знаменная группа с точной копией Знамени Победы. В этом году его сопровождали ветераны Великой Отечественной войны Иван Обухов, Евгений Ескин и Иван Кривцов. О двух первых наша газета уже рассказывала. Сегодня мы попросили вспомнить и рассказать свою историю Ивана Кривцова.

Война далеко, война близко

- Я служил срочную службу в городе Бикин в Хабаровском крае, на реке Уссури, это на самой границе с Китаем. Там прослужил год, - рассказывает Иван Кривцов. 22 июня 1941 года ему исполнилось 20 лет. А позавчера - 94. Родился он ровно в четыре часа утра. И такой уж «подарочек» преподнесла ему жизнь, что вовек не забудешь. Война...

- Началась война. До зимы готовили окопы и блиндажи. У меня на фронте были все три брата. Михаил был ранен и помер уже в Новосибирске, в госпитале. Самый старший с фронта вернулся живой. А ещё один до сих пор где-то «воюет»: в Бресте он войну встретил. И я просился на фронт, а командир сказал, что я и так на фронте. «Так здесь же не стреляют», - отвечаю.

Когда стало ясно, что Япония нападать на СССР не собирается, меня записали в 3-й батальон 352-го стрелкового полка. Эшелон отправили на фронт.

Командование над нами принимал военачальник Константин Рокоссовский. Выстроились прямо на железнодорожном полотне. Вокруг не было ни единого строения, просто поле. Помню, что от меня до Рокоссовского было метров 10, а за мной стоял целый батальон. Кто-то из стоящих позади бойцов попросил меня спросить, был ли Рокоссовский в заключении. Но я сначала обратился к командиру батальона, майору Редько. Он говорит: «С каким вопросом?» Я ответил. Командир разрешил спросить. И я задал Рокоссовскому вопрос о заключении.

- Был, - сразу же ответил Рокоссовский. - И сейчас у меня в армии много бывших заключенных. Так что дружите как родные братья.

Второй номер

Иван Кириллович Кривцов был рядовым, стрелком. Воевал с пулемётом «Максим». А вот винтовок не было, только пистолет.

- Я - второй номер, а первым был Сашка Лаптев. Он стрелял, а я носил боеприпасы и заряжал пулемёт лентой с патронами.

Рядовой Иван Кривцов был награждён орденом «Красной Звезды». «Как это произошло?», - спрашиваю ветерана.

- Это было Калужское направление, город Сухиничи. Населенный пункт нужно было освободить от немцев, чтобы дать возможность движения наших войск по железной дороге. Мы вышли из деревушки. Был приказ: ни шагу назад! «Видите купола церкви? Это ваше направление», - сказал нам командир.

- Это было 7 марта 1942 года, часа в три дня. Пошли в наступление.

В разгар боя оба бойца увидели, что неподалёку от них ранили лейтенанта, он как шел, так и упал в снег. Ему в руку попали.

- Сашка говорит, что перевязать бы надо лейтенанта, - вспоминает Кривцов. - Пока я перевязывал и вернулся, увидел Сашку Лаптева, который держался за пулемёт - обе руки были прострелены. Пуля попала ему также и в левый бок. Я положил его на плащ-палатку, на неё же поставил и наш пулемёт. Решил, что нужно Сашку утащить, чтобы хотя бы на виду он не лежал. Доползли до низины, в которую я столкнул товарища. Хотел и пулемёт забрать, но услышал звук выстрела и понял, что не чувствую ногу. Решил, что оторвало. Проверил, а нога на месте. Сполз вместе с «Максимом» вниз. Не помню, сколько пролежал там - пришли санитары. Я услышал, что они где-то неподалёку, и, чтобы они нас нашли, поднял руку.

Пришедшие санитары хотели увезти сначала Кривцова. «Нет, так не пойдёт, сначала Лаптева, а потом за мной вернётесь». Санитарочка ещё хотела забрать пулемёт, но его Иван тоже не отдал.

Снова прошло какое-то время, вернулись санитары, забрали Ивана Кривцова вместе с пулемётом. Нога осталась на месте, но ступня не шевелится до сих пор. Пуля перебила нерв. Кстати, Рокоссовского ранили на следующий день, 8 марта. Он как раз собирался поздравить женщин-сослуживцев. На войне очень плохо с праздниками.

Отвоевался? Нужно жить!

Неделю раненые лежали в какой-то палатке. Кормили гороховой похлебкой. Её ветеран до сих пор вспоминает с нескрываемым отвращением. Потом раненых увезли в госпиталь в Каменск-Уральске Свердловской области. На этом война для Ивана Кирилловича Кривцова была закончена. Он был комиссован: отказала нога.

Вскоре Кривцов оказался дома. Он ещё некоторое время безуспешно пытался вернуться на фронт, но не пускали. Кстати, в госпитале хирург вовсе хотел ногу ему отрезать. Но кто-то посоветовал дождаться профессора. Пошел в подсобку, подождал. Пришел доктор, осмотрел и сказал, что резать не надо: «Будет больно, но если хочешь ходить - будешь ходить», - говорит Иван Кривцов и сейчас ходит на обеих ногах, лишь только лет в 80 взял тросточку.

Уже не первый год в Канске праздничное шествие, посвященное Дню Победы, открывает знаменная группа с точной копией Знамени Победы. Рядом с водителем - Иван КРИВЦОВ. Фото Андрея САЛТЫКОВА.

В таком коротком описании войны может показаться, что повоевал наш герой не так уж много. Но кто знает, что скрывает память пожилого человека? Что там скрывается такого, что он просто не хочет снова извлекать наружу, возвращаться туда, на эти холодные снежные поля под свинцовым градом Калужского направления?! Однако, когда он приходил в школы (приглашали время от времени) и общался с пионерами, те спрашивали, сколько он «положил фашистов». А Иван Кириллович отвечал: «А я что, считал их, что ли?». Видеть смерть врага от твоего оружия - даже на таких страшных войнах - это суждено не каждому солдату. Иван Кривцов точно видел.

Я был в гостях у Ивана Кирилловича, и уходить, не услышав побольше, не хотелось.

- Как кормили на фронте?

- По-разному. Бывало, что ели не каждый день. Особенно если пошли в наступление. Бывает, выпадет свободная минута, съешь кусок хлеба, и дальше, воевать. Иногда колбасы укусишь. Один раз девять дней питались лишь гороховой жижей.

- Было страшно?

- Кому же хочется погибать? Конечно, было страшно. Впереди тебя убьют, а если назад подашься - свои расстреляют. Каждый стремится только вперед, чтобы победить. Но со временем страх проходит. Словно деревенеешь. Не испытываешь никаких эмоций.
Из госпиталя приехал в Кладбище. Так называлась его деревня! Потом её переименовали в Междуречье. Там жила мать. Знал, что в деревне есть рыболовецкая бригада, решил обратиться в управление, чтобы рыбы дали. Зашел в колхозное управление на костылях, попросил рыбы. Начальник говорит: «А откуда вы знаете, что у нас есть рыба?». Но я ж местный, знаю. «Много вас таких раненых ходит», - говорит председатель.

- Беру я костыль да как долбану по столу! Глядь, а председателя уж нету. До дома меня повели под руки. Пока шли, к избе уже и рыбу подвезли, - вспоминает ветеран.

Хоть и не работала нога, а машину ему как инвалиду так и не выделили. «Вот если бы не было ступни, тогда пожалуйста». На «Запорожец» накопил сам. Зато работать на тракторе было можно - в колхозе он устроился трактористом в селе Кувакино, в Чувашии. Потом поработал в шахте на Украине. Оттуда вернулся в Сибирь уже с супругой - сама она была из Бражного. В Канске Иван Кривцов работал на ЛДК, а на пенсию пошёл уже с комбината стройматериалов, где трудился столяром-станочником.

Большая трудовая жизнь за плечами у Ивана Кирилловича. Может, и непростая, зато судьба вознаградила его тремя детьми. У героя нашего рассказа восемь внуков и столько же правнуков. Желаем ему как можно дольше справлять дни рождения, даже если выпадают они у него на такую печальную дату. Так уж получилось, что, видимо, два праздника у Ивана Кривцова со слезами на глазах - день рождения и День Победы...

Беру я костыль да как долбану по столу! Глядь, а председателя уж нету. До дома меня повели под руки. Пока шли, к избе уже и рыбу подвезли, - вспоминает ветеран.

Комментарии  

-2 #1 Василий Кривцов 09.07.2015 00:04
Спасибо деду за Победу!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить