Плачущие человечки

Не ради каламбура захотелось сейчас поиграть с называнием рассказа про Холмса. В этом деревенском детективе - всё мелкое в сравнении с живыми людьми и их проблемами.

Это вам не игрушки

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Дело в том, что такой спектакль, наверное, очень легко будет возить на театральные фестивали в культурные столицы. Весь реквизит войдет в пару дорожных сумок - все эти дома, фонарные столбы, заборы, дети. Потому что всё это игрушечное, и умещается на одном столе. Совсем как в кукольном мире про Барби и Кена. Только жизнь тут складывается не такая радужная, как у вечно улыбающихся игрушек иного мира.

Миры Галушина

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

И такое решение, конечно, не дань модным московским театральным штучкам от главного режиссера Артема Галушина. Уже можно уверенно говорить о его стиле после «Головлевых», «Ежика в тумане» и «Любови Людей».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Атмосфера тянущего нервы ожидания чего-то уж точно нехорошего схожа с «Головлевыми». И там, кстати, тоже были масштабные домики. В сказке «Как Ежик Новый год встречал», с учетом возраста аудитории, был предложен более уютный мир с красивой музыкой эмбиент. В последней постановке фирменные черты присутствуют особенно ярко. Это точно не для детей, а для подготовленного современного театрала. Хтонический ужас, русский нуар и водка.

Мультмедиа по делу

Когда-то такой театр считался экспериментальным, кому-то он и сегодня покажется весьма необычным, но это всё уже почти мейнстрим. Тот случай, когда мультимедийность - не ради моды, а очень по делу.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Техническими средствами организовано сразу два дополнительных плана. Герои, которые как Гулливеры, ведут свое нелегкое существование среди миниатюрной деревеньки, умещающейся на одной большой столешнице - они настоящие.

Есть еще мир игрушечных человечков и ребенка-куклы, макеты среди символического мира «Анти-Барби». Кстати, человечки потом куда-то пропадают, а вот гукающий младенец, жутковатый в своей искусственности, так и пройдет до финала пьесы.

Второй план - видеопроектор, который в режиме реального времени транслирует то, что происходит на столе, вокруг которого (и на котором) творятся события. Оператор с камерой, не привлекая внимания, постепенно совсем растворяется в прокуренном воздухе. Беспристрастно он ведет свой стрим, и если зрителю плохо видно «на столе», то на экране все очевидно. И человечки, и руки актеров, и их слезы.

Преступление и наказание

А поплакать тут есть над чем. Героиня Татьяны Шевченко (вторая премьера подряд доказывает, что первые роли ей можно давать и почаще) измучена избиениями и изнасилованиями мужа, работяги-алкоголика. Рано или поздно она его с облегчением убивает. Местный участковый (Александр Борисков) пытается разобраться - человек-то пропал.

Мужеубийца во всем ему признается. На фоне взаимного влечения теперь и милиционеру Сергею приходит черёд поступить против совести. Пусть и должностное, не такое страшное, как убийство. Он не открывает уголовное дело, наоборот, начинает жить с Люсей.

О личном опыте

Два главных актера тут, безусловно, Борисков и Шевченко. Конечно, мокрый и вымотанный Александр Борисков через десять минут после конца спектакля нам скажет, что не одна роль не бывает легкой, что это работа, которую всегда нужно выполнять с одинаковой самоотдачей.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Но и признает: да, роль сложная и «немного выделяется» из всех остальных, уже сыгранных. Он признает, что у него, к счастью, не было таких прецедентов, когда жена начинает вести себя так странно, как ведет себя его партнерша по сцене. Опираться на личный опыт, чтобы сыграть реакцию, не получалось. В таких случаях приходится нарабатывать, придумывать и проживать всё самому.

Вечная зима

Так как литература должна всегда преследовать идеи гуманизма, то мы просто обязаны увидеть наказание, неминуемое за преступлением. Не долго длилось счастье, основанное на грехах. Жизнь героев, а также же их близких, превращается в холодный ад. Наступает зима. Сергей постоянно говорит о холоде, о бесконечной зиме. За всё нужно платить. Он теряет контроль над собой. Холод в доме и в игрушечной деревне. Постоянно валит снег, а причина - придушенный муженек, повадившийся являться в сознание супруги. Он не в обиде, «всё в прошлом». Теперь он не в майке-алкоголичке, а весь в белом и трезвый. И это личный холод Люси.

Если вам нравятся фильмы Звягинцева, то вам срочно сюда. Этакая «Нелюбовь» как божья кара.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Словно в назидание падшим, параллельно существует другая, простая жизнь друзей, одноклассников, соседей по маленькой деревне. Они работают, ухаживают, женятся, пьют пивко, словно намекая: не приступай закон и будешь спать спокойно. Ну да, иногда болея с похмелья - но это не так страшно в сравнении с жизнью Сергея и Люси.

Не выжившие

Холод их мира подчеркивает и музыкальный ряд. Я весь спектакль пытался вспомнить, где слышал эту музыку. Конечно, это Рюити Сакамото, японский музыкант, композитор, продюсер, лауреат премий «Оскар», «Грэмми». И эта тема - «Glass and Buffalo Warrior Trave» - из фильма «Выживший» Алехандро Иньярриту.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Именно под эти тревожные и эпические звуки герой Леонардо ДиКаприо весь искалеченный пробирался сквозь ледяную пустыню Аляски.

Он, кстати, добрался и победил. Смогут ли герои спектакля Артема Галушина пробиться через свою страшную зиму? Сходите на спектакль и узнайте.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить