Какую музыку настукивает «Серебряное копытце»?

Какую музыку настукивает «Серебряное копытце»?

К Новогодним праздникам Канский драматический театр готовит своим зрителям необычный подарок - музыкальную сказку «Серебряное копытце». Подарок необычный, потому что и постановка эта непривычная для канской сцены. Что в ней такого знаменательного? Об этом мы расспросили Марину Малькович, режиссера спектакля. Ставить в Канске сказку она приехала из Красноярская, где работает в Красноярском музыкальном театре.

Правильно говоришь!

Да-да, это то самое «Серебряное Копытце», сказка писателя и фольклориста Павла Бажова с его чарующим, далеким и близким, мистическим миром уральских сказок, знакомых старшему поколению если не по книжкам, то по мультфильмам, грампластинкам и прочим диафильмам.

В этой сказке очень много персонажей! Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Лично для меня это произведение почему-то навсегда осталось в памяти такими, например, цитатами: «А кошка Мурёнка свернулась клубочком у печки и звонко мурлычет: “Пр-равильно говоришь». О том, насколько в курсе этих историй нынешние дети, рассуждать не берусь, но что-то подсказывает, что не очень. Очень жаль, если так... Однако теперь есть возможность поправить положение.

Опять на новый лад?

Инсценировку написал Евгений Гаглоев из Новоуральского театра музыки, драмы и комедии. «Что такое инсценировка? Это некое переосмысление старой пьесы, обновление текста в соответствии с современными тенденциями и запросами зрителя. Увы, иногда приходится это делать, - говорит Евгений Гаглоев.

Идет репериция. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Интересно, что за основу взят не хрестоматийный текст Бажова, а одноименная пьеса Евгения Пермяка. «Замечательная пьеса, но чересчур длинная (3 акта), заполненная лишними персонажами, пространными диалогами и какой-то всеобщей нагроможденностью... Она была очень хороша для прежнего поколения зрителей, но современные дети ее бы просто не поняли, не высидели», - пишет у себя на странице «ВКонтакте» Гаглоев.

- Основной задачей было при бережном сохранении сюжетной линии и основного доброго посыла добавить динамики, яркости и юмора, кое-что сократить и подправить, вдохнуть новую жизнь. На наш взгляд, вышло просто замечательно! Детки точно оценят.

«Сказочный» зал. Создатели хорошо поработали со светом. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Читатели и зрители Канска, после просмотра, надеюсь, поделятся впечатлениями, - говорит российский писатель, работающий в том числе в жанре подросткового фэнтези, финалист конкурса «Новая детская книга-2011».

Четвертой стены не будет!

Для режиссера было очень важным совпадение фактуры, поэтому с особым вниманием проходил подбор актеров, настоящий кастинг.

- Сказка у нас «3+». Детская аудитория должна понимать, что она видит, ребенок не должен и не будет догадываться, ломать голову. К тому же в нашем современном мире, переполненном красками, картинками, образами и информацией, сложно привлечь внимание детей. Поэтому мы в сказке используем насыщенный визуальный ряд: 2D-анимация, эффект кино, интерактив, волшебства - отсутствует четвертая стена, - рассказывает Марина Малькович.

- Что такое «четвертая стена»?

- Это условная линия между сценой и зрительным залом. Герои выходят в зал, перемещаются между рядами.

Картина мира, картина сказки

Для сказки особо важно, как она упакована. На этот счет создатели «Копытца» делают особый упор. Отдельная гордость за художника из Минусинского драматического театра Ольгу Володину, которую режиссер характеризует как глубокого и тонкого художника. Решили оттолкнуться от корней. Это, к примеру, орнаменты северного Урала и в костюмах, и в декорациях.

Марина МАЛЬКОВИЧ, режиссер спектакля и Елена СЛОБОДЧИКОВА, балетмейстер. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Как известно, Бажов эту сказку списывал не с крестьян, а с эпоса уральских заводских рабочих, их быт и эстетику тоже учитывали при оформлении спектакля. Как и солярные знаки - солнце, вечная жизнь, обереги - через всё это люди того времени представляли картину мира. Есть и другие отсылки. Создатели стараются сделать так, чтобы сказка была интересна не только детям, но и родителям. Про них никак нельзя забывать, ведь они приводят детей в театр, они находятся рядом.

Бажов, хип-хоп и прочее

- Я не отношусь к театру как к чему-то поучительному. Для меня - это структура, скорее, развлекательная, может потому что я работаю в музыкальном театре. Но через различные средства и приёмы мы всё равно стараемся рассказывать о вечных темах - дружба, любовь, уважение младших к старшим, понимание зла и противостояние ему, - делится с нами режиссер. Эти понятия нужно ненавязчиво «заводить» в сознание ребенка.

Надеемся, создатели постановки со своей задачей справятся. Тем более, над сказкой работает весьма маститая команда. Балетмейстер Елена Слободчикова - главный балетмейстер Красноярского музыкального театра, магистр танцев; художник по свету Николай Ужва; аранжировщик Вадим Петрунько - главный звукорежиссер драматического театра имени Пушкина в Красноярске.

- Для меня важно, чтобы пластическое решение, хореография в спектакле были органичны с психофизической возможностью артистов, - комментирует работу в спектакле Елена Слободчикова. - Прежде всего я исхожу от их возможностей, и это должно быть современно. Юные зрители должны запомнить хотя бы пару движений, которые они будут пританцовывать потом. Казалось бы, это фольклорная сказка, но хореография здесь не только фолк. Мы переплели его с новыми популярными направлениями - джаз, хип-хоп и прочее.

Такая стилизация интересна сегодня публике, потому новое потребует актуальности. Кстати, говорят, что для детской сказки сейчас трудно найти как хорошую пьесу, так и хорошую музыку. Поэтому Марина Малькович часто использует то, что было написано раннее. Музыка Василия Ширинского, которая звучит в сказке, это музыка симфониста, который тщательно прописал для пьесы мелодии, здесь и мазурка, и полька, всё это очень важно, надеемся, интересно для детей.

Что получится в итоге? Скоро, буквально в конце декабря, увидим!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить