Беги, люби, убей

Этой весной в репертуаре Канского драматического театра - сильное и яркое пополнение. Режиссер Александр Баркар (Российский академический Молодежный театр, город Москва) постановил на канских подмостках спектакль «Последняя женщина сеньора Хуана».

Это уже не первый опыт работы Баркара в Канске. Именно он ставил здесь «Каренина», того самого, где роман Льва Толстого был вывернут наизнанку, и зрителям предстала сильная интеллектуальная работа с кучей смыслов и массой сценографических решений, которых наш театр еще не видывал.

Дон Жуан, Дон Гуан, Сеньор Хуан - этот герой веками путешествует по страницам книг, сценам и экранам разных стран, неизменно покоряя красавиц и сражаясь за их сердце с соперниками, причем не только из мира живых.

И вот Александр Баркар вернулся с новым проектом. Выбор пьесы вполне точный, объяснимый, и автор, конечно, не прогадал. Это такая почему-то близкая сердцу любого русского Испания со всем её джентльменским набором - вино и женщины, фламенко и драки на шпагах. А также, само собой, эти романтические имена. Здесь всё завязано на любви - а для чего тогда театр, если не говорить про любовь?! К тому же спектакль вышел весной. Словом, в яблочко.

Кстати о яблоках. Именно этот фрукт является одной из символический деталей спектакля. И это, на мой взгляд, одновременно и удачная находка и небольшое (совсем небольшое) разочарование в сильной постановке. Почему? Да потому что яблоко - слишком очевидный, прозрачный и лобовой знак. Банальный, если хотите. При этом, яблоко - многозначный символ, и все эти символы прекрасно упаковываются в идею истории про любвеобильного сеньора Хуана. Это и яблоко раздора, и бессмертие (как плод из сада Гесперид). Предложить яблоко в некоторых культурах - значит сделать признание в любви. Украшение для невест. Запретный плод. И так далее. Все смыслы, как сказано выше, к спектаклю подходят, и автор может сказать: «а пусть зрители сами решают, что им больше нравится, это хорошо, когда мы заставили аудиторию думать».

В основу спектакля легла пьеса Леонида Жуховицкого. Но, как это любит делать Александр Баркар, текст переработан. Режиссер запустил руки (в хорошем смысле) в чужой текст, да еще и присовокупил к нему современный философский трактат поэта и музыканта Константина Арбенина «Дон Гуан как зеркало мировой революции» и пару других источников.

Хорошая работа с текстом не прошла даром, это прекрасно ощущается, когда сидишь в зрительном зале и временами не знаешь что делать, любоваться сочной испанской фактурой на сцене или отвести глаза, чтобы ничего не мешало концентрироваться на плотных диалогах. В них Баркар запрятал много всего интересного. Например, Михо, молодой воздыхатель, простой деревенский рифмоплет, в перспективе масштабируется в Тирсо де Молина. А это, если кто не знает, автор «Севильский озорник, или каменный гость» - собственно, прародитель мотива Дона Жуана в мировой литературе. Будущий Молина читает актуальный реп, да еще и на мотив питерской команды 2H Company, «группы для высоколобых».

Для некоторых зрителей такая «верстка» постановки всё еще остаётся слишком новаторской. Странно, что в кино, которое они смотрят ежедневно, такой прием распространен уже давно.

К слову, о сцене. Как водится сейчас, минимализм - наше всё. Из декораций лишь скупые геометрические блоки из простых досок, что впрочем только помогает приблизиться к эстетике испанкой глубинки. В этом есть что-то от скотобойни, и доски имеют весьма угадываемый кровавый отлив.

А может быть, это пропитанные вином столы гостиничного кабака? В любом случае всё отступает в глубину сцены, а на передний край выходят актеры. И здесь тоже чувствуется фирменное качество баркаровских мизансцен. Герои так много и насыщенно перемещаются, что им, кажется, даже тесно.

Моя коллега, Ольга Прокудина, тоже высказала свое мнение о новом спектакле:

«Каждая деталь костюмов, каждое движение любого из актеров, каждый предмет реквизита будто взвешены на аптечных весах и только после этого "допущены" на сцену. В итоге, из зала всё смотрится очень красиво.

Да, сюжет построен нелинейно, да, вы не увидите декораций из серии "дорого-богато", да, есть сексуальные и эротичные моменты. Всё это, конечно, не то, к чему привыкли наши зрители. Но "Последняя женщина сеньора Хуана" - это стопроцентная любовь в наивысшем её выражении. И прежде всего - любовь режиссёра к тем, кто придёт смотреть постановку».

Да, сюжет построен нелинейно, да, вы не увидите декораций из серии "дорого-богато", да, есть сексуальные и эротичные моменты. Всё это, конечно, не то к чему привыкли наши зрители. Но "Последняя женщина сеньора Хуана" - это стопроцентная любовь в наивысшем её выражении. И прежде всего - любовь режиссёра к тем, кто придёт смотреть постановку.

«Последняя женщина сеньора Хуана» - это исследование: что такое любовь мужчины к женщине. Именно мужчины, а не абстрактное философское понятие Любовь. Режиссер называл постановку «мужской историей». Так оно и есть.

Даже не пытайтесь тут найти мотивов похотливого кобеля. К Хуану сеньориты сами встают в очередь и не только за тем, о чем вы могли бы подумать. Одновременно с привнесением в жизнь женщины счастья, Хуан противостоит сразу нескольким напрягающим институтам: семье и жене, государству и общественному мнению, пошлой добропорядочности и, ясное дело, соперникам. Все они не прочь прикончить нашего героя. Красные доски как бы говорят нам, что процесс пролития крови идет тут непрерывно.

Книга Константина Арбенина «Дон Гуан как зеркало мировой революции», ставшая одним из источников текста постановки, имеет подзаголовок: «Роман в тезисах». Это афоризмы, сентенции, случайные мысли, беспорядочные отрывки - и всё вместе складывается в роман: афористичный, случайный и беспорядочный.

Хуан, кстати, не является единственно главной фигурой. Каждый из персонажей в свое время становится центром повествования, собирая на себе внимание зрителя. Еще одна оригинальная черта спектакля - его «монтажное» течение событий, когда они происходят не линейно. Временами мы оказывается на приеме у доктора, которому Хуан рассказывает свою историю. Доктор как раз и держит всегда в руке это пресловутое яблоко. Для некоторых зрителей такая «верстка» постановки всё еще остаётся слишком новаторской. Странно, ведь в кинофильмах, которые они смотрят ежедневно, такой прием распространен уже давно.

Я пока видел игру одного состава, где Хуана играет Алексей Адаменко. Равнодушным перед его игрой не остался, похоже, никто. Хуан у Адаменко получился очень глубоким, даже байроническим. И очень-очень испанским! Достойный дуэт Адаменко составила Анастасия Сафронова, сыгравшая Кончиту. В другом составе роль Хуана исполняет Алексей Карпов, который в первом составе играет еще и соперника Хуана. Посмотреть спектакль стоит в обоих составах, и я это планирую сделать обязательно. Ближайший показ спектакля - завтра, 25 марта.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить