Своя игра

История одного успешного предпринимательства.

Александр ПИЛЯГИН, директор ООО «Комстройэкспоцентр». Фото Ивана МАНЕРНОГО.

Промышленным городом Канск сегодня точно не назовешь. Былая экономическая мощь города осталась в прошлом. Но вот парадокс: в то время, когда одни умирали, другие рождались. Какие секреты стойкости и выживания они знают? Как добились успеха и как удерживаются на плаву? Об этом мы говорим с Александром Пилягиным, директором ООО «Комстройэкспоцентр». Сейчас предприятие производит водопропускные трубы из гофрированного металла для строительства автомобильных и железных дорог.

- Александр Александрович, какое место, на ваш взгляд, занимает сегодня ваше предприятие на рынке водопропускных металлоконструкций?

- Из четырех предприятий-производителей этой продукции (кроме нас, это Тульская и Московская области, Ульяновск) мы закрываем примерно 50% потребностей данного рынка в стране.

- Весьма впечатляет. За счет чего так высоко поднялись?

- В этом году предприятию - 27 лет, из них 18 мы делаем водопропускные сооружения. Пробиться на этот рынок было очень сложно, здесь идет такая игра, как если бы на одной поляне соревновались баскетболисты, волейболисты, хоккеисты, лыжники и шахматисты вместе, и каждый играл бы по своим правилам. Судите сами: мы делаем конструкции со 100-процентной заводской готовностью, отвечающие всем нормативам, а наши конкуренты, мягко скажем, - полуфабрикат, точнее - брак. Причем, этот брак закладывается уже на стадии проектирования. А цена нашей и их продукции при этом вполне сопоставимая.

- Но ведь покупатель, заказчик, должен понимать свою выгоду: за одинаковую цену лучше купить полностью готовую конструкцию.

- Ах, кабы все у нас считали бюджетные деньги! Например, недавно я узнал, что на строительстве южного обхода Канска используется продукция наших конкурентов. Сначала не поверил, но, когда съездил, убедился, что это так: в районе Анжевки действительно лежит труба производства Алексинского завода. Заказчики - федеральное управление автодорог «Енисей». А буквально вчера по электронной почте приходит письмо: московские подрядчики сбрасывают нам для работы чертежи на изготовление труб для строительства того самого южного обхода. Алексинская труба оказалась бракованной: не прошла ни по способу защиты, ни по крепежным изделиям, ни по толщине металла. Все это повлечет за собой корректировку проекта и повторную экспертизу. Так и текут бюджетные денежки.

- Какой этап развития компании вы назвали бы основным, судьбоносным?

- Как ни странно, те самые лихие 90-е. Когда во всей стране промышленность стала сворачиваться, а предприятия - разоряться одно за другим, летом 1993 года мы выпустили свои первые металлоконструкции. В то время, несмотря на жуткую инфляцию в 200-300%, сохранялся скрытый спрос на строительство зданий и сооружений по типу легких металлоконструкций: складские помещения, гаражи, мастерские, пескобазы для дорожников. Заказчики в очередь стояли. Но существующие цены зашкаливали, а цена на нашу конструкцию, например, каркас здания, оказалась в пять раз дешевле.

- Ничего себе! Как это удавалось? Не себе же в убыток работали.

- Все просто: мы сотрудничали с проектной фирмой, и ребята придумали дешевые металлодеревянные здания. Слава богу, пиломатериалов у нас было в достатке, металлопроката затрачивалось по минимуму. В прочности продукта сомнений не было: мы же не просто приколотили доски гвоздями - тут наука сработала. В Красном Маяке больше десяти зданий зерноскладов построено в 90-е годы именно таким образом.

20 - столько километров продукции выпускает в год ООО «Комстройэкспоцентр». Это расстояние примерно от Канска до Анциря.

Примерно в то же время обанкротился Канский завод металлоконструкций, ниша по выпуску профлиста освободилась, а мы у себя довольно успешно освоили и это производство.

- В народе это называется «держать нос по ветру».

- Да, и этот ветер еще не раз менялся. В середине 90-х мы стали выпускать системы «вагон-дом». Например, золотодобытчики на севере Иркутской области создавали из них вахтовые поселки, на севере нашего края эта продукция тоже была востребована. По такой системе строили бани, столовые. А потом, когда в 2000-х годах рынок насытился подобного рода конструкциями и толкаться на нем уже не было смысла, мы перешли на производство водопропускных труб и арочных сводов для малых засыпных мостов. На них был, есть и, надеюсь, еще долго будет ощутимый спрос.

- В дорожных работах пик нагрузок приходится на теплое время года. Зависят ли объемы производства от такой сезонности?

- Да, сезонные перепады есть. Финансирование заказчиков идет в основном за счет федерального и региональных бюджетов, принятие которых зачастую затягивается едва ли не до весны. Логично, что в это время и у нас количество заказов снижается. Но мы всегда делаем запасы наиболее ходовых изделий, то есть работаем на склад. Так, в этом году объем отгрузки даже опережает объем производства, на 1 января на складе было 600 тонн готовой продукции, сейчас осталось около 150. Работа на буферный запас позволяет более-менее равномерно загружать производство, делать около 350 тонн изделий в месяц. Планируем в этом году отгрузить 3600 тонн - это целый железнодорожный эшелон.

- И куда идут эти поезда?

- Охват у нас большой - вся Восточная Сибирь и Дальний Восток. Это районы с суровым климатом, и по способу защиты наши изделия более чем конкурентноспособны: выдерживают морозы до 40 и ниже градусов, и, как я уже говорил, полностью готовы к эксплуатации - без всяких доделок. За Урал мы не идем: плечо доставки от наших конкурентов заказчикам более выгодно.

- Как изначально решали вопросы технического оснащения производственного комплекса? Понятно, в вашем случае это не компьютеры установить.

- Когда мы стали осваивать производство водопропускных труб, какого-либо специального технологического оборудования как такового в природе не существовало. Практически все оборудование сделали сами: три штамповочных пресса, трое вальцев, дробеструйные аппараты. Для нанесения алюминия на поверхность труб закупили три установки и шесть изготовили у себя.

- А есть ли какое-нибудь «ноу-хау», отличающее вашу продукцию от аналогов?

- Отличительная особенность наших конструкций в том, что они красно-коричневые. Дело в том, что для надлежащей защиты от коррозии мы используем газотермическое напыление алюминием, тогда наружная поверхность имеет шероховатости, на которые наносятся быстросохнущие грунт и эмаль. Такой способ позволяет эксплуатировать конструкции в сильно агрессивной среде, вплоть до морской воды. В то время как наши конкуренты по старинке занимаются горячим цинкованием, на него проблематично нанести лакокрасочные материалы, да и агрессивную среду оно не выдержит.

- Как справляетесь с девальвацией рубля и соответствующим ростом цен на сырье?

- Цены на металлопрокат непредсказуемы. Курс рубля падает - металлургическим комбинатам выгодно продавать свою продукцию за рубеж за валюту. Курс растет - ситуация меняется на противоположную. Чтобы не зависеть от скачков цен, на складе, как я говорил, всегда есть запас сырья, сглаживающий «гребенку» цен на сырье. Поэтому прайс-лист у нас стабильный как минимум на три-четыре месяца. Если что и меняем в ценовой составляющей, то делаем это заблаговременно, на стадии выдачи коммерческих предложений.

- Каким вы видите развитие фирмы в перспективе?

- Я бы далеко не заглядывал. За годы существования мы выпускали разные изделия, и не факт, что остановимся на водопропускных сооружениях. Отпадет в них необходимость и потребуются, скажем, велосипеды - перестроимся и станем выпускать велосипеды. Все зависит от ситуации на рынке. Но когда там уже начинается толкотня - лучше уйти на новую, более востребованную нишу, и быть там первыми.

Ну а если говорить о развитии в целом, предпосылок к мощному рывку нет. Просто потому, что в стране нет инвестиционного климата, а налоговое бремя составляет 130%! То есть на рубль заработной платы необходимо заплатить рубль тридцать налогов, хотя в Европе самый высокий процент налогообложения в Нидерландах - 78%. Поэтому замахиваться на какие-то серьезные вещи не приходится. Могли бы, допустим, в дорожной отрасли освоить производство гобионных конструкций - сеток двойного кручения для укрепления берегов и насыпей. Дефицитный на сегодня вид продукции. Но чтобы раскрутиться, надо вложить миллионов 50, а «длинных» кредитов нет, да и 10% ставка убивает всякое желание этим заниматься. И сколько бы с высоких трибун ни говорили, что у нас в стране есть условия для развития бизнеса, что ждем каких-то зарубежных инвесторов, я уверен: никакой здравомыслящий человек не станет вкладывать сюда большие деньги, чтобы попасть под бешеную систему налогообложения.

- Развивающееся современное предприятие заботится о человеке. Если люди довольны, это непременно скажется на качестве их работы. Что, кроме трудовой занятости, дает работникам ваш завод?

- Квартальные премии у нас составляют 60% от зарплаты. Те, кто отработал на заводе, например, 10 лет, получает двойные отпускные. Перед Новым годом, в последних числах декабря, выплачиваем людям 13-ю зарплату. К новому учебному году всем сотрудникам, имеющим школьников, выделяется по 5 тысяч рублей на каждого ребенка. Ко Дню строителя - премии. Весной перед началом дачного сезона - стимулирующие добавки для покупки огородного инвентаря. Я уж не говорю о традиционных новогодних подарках детям.

Есть и моральное поощрение - доска почета для рабочих, за появление на ней, кстати, тоже идет доплата.

Комментарии  

0 #2 Антон 17.12.2018 23:27
Достойный завод, работают там пару знакомых, очень довольны работай!!! Сам хотел там работать, ну нет мест, с таких предприятий и условий как говорият колуном не выгонишь! Все держаться за свое место :lol: :P
0 #1 Ирина 17.12.2018 00:18
Правильный подход, чисто по-советски.
Такие руководители и должны возглавлять
город, чтобы спасти его от полной деградации. Желаю всему коллективу и
А. Пилягину новых успехов и удачи на благо страны.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить