Усыновление

С песней по жизни

С песней по жизни

Наш земляк Дмитрий Батуркин, артист Московской государственной филармонии, побывал на исторической родине и зашел в гости в редакцию «КВ», которая кстати, теперь на новом месте - улица 30 лет ВЛКСМ, 18 В.

Дмитрий БАТУРКИН. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

Сейчас Дмитрию Андреевичу уже за 80. Еще год назад он занимался общественной деятельностью - сотрудничал с хором ветеранов Большого театра. Да, того самого. Уроженец Ирбейского района, выпускник Канского горно-геологического техникума (ныне технологический колледж), затем Гнесинского училища, сибиряк с московской пропиской, он рассказал о дружбе с семьей Евгения Евтушенко, о знакомстве со Львом Яшиным и свободе слова при Горбачеве.

О техникуме и опере

Начальную школу я закончил в Иланском районе, как отличник, а потом пошел в пятый класс, и не задалось: семья большая, шестеро детей, родителям было не до школьных уроков, лишь бы нас прокормить. Поэтому когда пришла пора поступать в техникум, а выбрал я геологическое отделение, то мне не хватило баллов. Прошел только на лесотехническое.

Дима БАТУРКИН, студент горно-геологического техникума. Фото из архивов Канского технологического техникума.

Тогда в Канске было много политических ссыльных. Одна из них - Анна Матвеевна, музыкант с консерваторским образованием. Ее мужа сослали, и она с ним приехала. В техникуме эта женщина организовала самодеятельность, да какую! Мы поставили оперу Даргомыжского «Русалка»! Это была очень успешная постановка. Один из ребят исполнял партию Мельника, которую в свое время пел сам Шаляпин! Анна Матвеевна смогла собрать и оркестр, и подобрать солистов. Надо сказать, что Сергей Кашкаров, исполнивший эту роль, потом стал солистом не то Свердловской, не то Пермской оперы, то есть профессионалом. И еще несколько ребят смогли найти себя в искусстве. Можно сказать, что эта женщина сыграла большую роль в судьбе нескольких провинциальных мальчишек, в том числе и в моей. Ведь я тоже поучаствовал в постановке. Я уехал из Канска в 1956 году, отправился на армейскую службу.

О поступлении в Гнесинку

В нашей семье я не самый талантливый. Полина - старшая сестра, вот у кого был замечательный голос. Но так сложилось, что повезло мне. Может, потому что я мужчина, не обремененный заботами о семье и детях. Когда я служил в армии, то уже пел в самодеятельности. В один из дней меня вызвал начальник штаба (видимо, сам он был москвич) и сказал: «Значешь что, езжай-ка ты в Москву, в Гнесинское училище, поступай».

По пути в столицу я заскочил домой, к родным. Наверное, поэтому и опоздал на вступительные экзамены. Прихожу в Гнесинку в солдатской форме, а там тишина уже. Какая-то женщина моет полы, спрашивает: «Что тебе надо, касатик?». Выяснилось, что экзамены закончились. Но она посоветовала зайти в один из кабинетов, где размещалась приемная комиссия. Так как мое заявление из армии пришло одним из первых, его быстро отыскали, прослушали меня и зачислили в училище.

Один из преподавателей спросил, на что собираюсь жить в Москве. Честно ответил, что денег у меня нет. Тогда меня устроили в центральный клуб милиции, кино крутить, работать электромонтером. Даже в моей трудовой книжке одна из первых записей - «электромонтер», потом уже - «артист филармонии». Стал работать, первый год хорошо получал - 60 рублей. График был ненормированный, мог совмещать и учебу, и работу. А потом пришел новый начальник, постановил работать по восемь часов в день, и все - я остался без места и заработка.

На втором курсе училища проработал учителем пения целый год. С третьего курса стал профессионально петь в Московской госфилармонии, пошел стаж. Так и остался в Москве. Сначала, казалось, столица шумная, не смогу там жить. Ну, а потом влюбился, женился и остался навсегда.

О друзьях и товарищах

Первое время в Москве было трудно. Но я отслужил в советской армии, а после этого можно вынести, что угодно. Чтобы я не ходил на учебу в армейской форме, сестра Полина с мужем помогли кое-что купить. Но вот уже зима скоро, а у меня только плащ. Один знакомый предложил пальто, он ходил в нем в баню. «Если не обидишься, то возьми», - сказал товарищ. В этом пальто и ходил, и только в конце декабря купил себе новые одежду и обувь.

Дмитрий БАТУРКИН, артист Московской госфилармонии.

Хочу сказать, что на пути мне встречались только добрые и хорошие люди. В те времена «Друг, товарищ и брат» были не просто слова.

О Кастро и пропаганде

При Союзе композиторов была такая серьезная организация - отдел пропаганды. Меня со второго курса училища в нее взяли. Я много работал со знаменитыми композиторами: Покрасом, Соловьевым-Седым, Колмановским, Островским, и конечно, молодой Пахмутовой. В 1963 году мне повезло: была декада русского искусства в Узбекистане. В нашей группе были знаменитые советские композиторы, художники, музыканты. Много, где побывал в те годы.

Помню, как готовился визит Брежнева в ФРГ. Собрали концертную бригаду, забросили нас туда (в ФРГ - прим.ред.) пораньше, чтобы мы как-то подготовили почву для появления Брежнева. Но сначала вызвали в ЦК партии, проинструктировали, сказали быть аккуратнее, не позволять ничего лишнего. И вот наш первый концерт: подъезжаем на автобусе, выходим, нас встречают полицейские, стоящие в два ряда с собаками. А мы набрали с собой значков (они тогда были в моде) с изображением Ленина. Помню, как подошел к полицейскому и прикрепил ему значок на лацкан. Он в ответ снял фуражку, отцепил от нее кокарду и подарил мне.

Довелось выступать и перед Хрущевым, и перед Фиделем Кастро, когда мы на две недели летали на Кубу, и перед лидерами других государств. Конечно, нам приходилось проходить нечто вроде инструктажа в связи с выездом из страны.

О свободе слова

Хочу сказать, что из филармонии ушел рановато, потому что появился Горбачев. Я был членом партии, и меня выбрали председателем народного контроля. В те годы Горбачев говорил о гласности и свободе слова. Я ему поверил, и стал говорить всю правду о недостатках в работе, о начальстве, о том, что у нас плохие инструменты и так далее. Мне хотелось как-то исправить положение, а в результате поссорился с дирекцией филармонии. Очень рано ушел, можно было еще петь и петь.

Дмитрий БАТУРКИН. Фото Александра ВАСИЛЬЕВА.

Пришлось уйти на преподавательскую работу. У меня много талантливых учеников, многие из них стали солистами различных театров. Последние 15 лет трудился в родной Гнесинке, особенно мне нравилось, что от моего дома до нее идти 15 минут пешком.

О Евтушенко и других

За эти годы было много замечательных встреч. Например, с легендарным Львом Яшиным. Спортивному обществу «Динамо», руководителем которого был Яшин, исполнялось 25 лет, и одному из композиторов филармонии заказали гимн «Динамо». Написал его композитор по фамилии Кац. Мы с приятелем поехали презентовать гимн Яшину: Кац играл, а мы пели. Знаменитому вратарю песня понравилась, он пожал нам руки и вручил памятные значки клуба. Оказалось, что он был небольшого роста, худенький. Хотя в воротах он выглядел совсем иначе.

С семьей Жени Евтушенко дружба сложилась неспроста. Как ни крути, а земляки: они были со станции Зима в Иркутской области. Мама Жени работала в филармонии, была певицей в театре Станиславского. Они были очень дружны с моим тестем. Часто бывали у них на даче в Переделкино, и случалось так, что могли заиграться в преферанс до поздней ночи. Сам Евтушенко часто дарил мне книжки со своими стихами, а в его комнате стояла полка со справочниками, где можно было найти рифму на любое слово. Когда я их увидел, то понял, что такое поэзия: не только талант, но еще и ремесленничество.

О концертах и судьбе

Когда я работал в филармонии, то в год мы давали по 300-320 концертов. По вечерам во дворцах культуры, днем - на заводах и фабриках. Например, в обеденный перерыв в каком-нибудь универмаге собирали продавцов, и в течение часа работники филармонии пели перед ними. На это отводились деньги богатых профсоюзов, которые могли позволить себе такие «подарки».

Судьба моя сложилась счастливо. Все-таки, единственный сибиряк на курсе среди москвичей, смог пробиться, поступив в штат филармонии уже на третьем курсе, что было на тот момент редкостью. Со временем я женился, построил кооперативную квартиру в центре Москвы, неподалеку от Кремля. Сын пошел по нашим стопам (жена пела в Большом театре), он заслуженный артист России. У меня было много интересных и судьбоносных встреч. Конечно, в искусстве кто-то достигает большего, но я особо никуда не рвался: для меня было важным содержать семью, воспитывать сына и помогать родным, которые когда-то не оставили меня в трудную минуту.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить