Вот тебе фасон - и никакой отсебятины!

Вот тебе фасон - и никакой отсебятины!

29 мая Галине Яковлевне Политыко исполнилось 80 лет. Дозвониться до нее с первого раза не получилось: в свои годы она еще и дачница, едва ли каждый день ездит к своим грядкам. И хотя здоровье частенько подводит, весной силы откуда-то берутся сами собой.

Впрочем, сильной она была всегда. Галину Яковлевну знают в городе как руководителя одного из градообразующих госпредприятий - швейного объединения. Предприятие состояло из нескольких цехов, в том числе в Иланском, Заозерном, Камале.

В Канске объединение территориально дислоцировалось в двух местах: один цех на центральной площади - на втором этаже здания нынешней библиотеки, второй цех располагался на Кайтымской - в народе его называли «швейкой». Оба цеха работали в две смены, коллектив - около тысячи человек. Здесь шили болоньевые куртки, брюки, форму для студенческих стройотрядов. Каждая работница выполняла строго свою операцию: кто-то пришивал рукава, кто-то - пуговицы. В месяц выдавали примерно пять-семь тысяч курток всех размеров, начиная от ясельного. Продукцию отправляли в основном по краю, в том числе в северные районы. Гордостью одного из цехов объединения было современное японское оборудование, установленное здесь в 80-х годах.

Плановая экономика или рыночная - что эффективнее? Моя собеседница считает, что самое эффективное - массовое производство: вот тебе фасон, разработанный и утвержденный в доме моделей (никакой отсебятины!), вот тебе ткань, вот тебе план. И пусть все вокруг ходили в одинаковых одеждах, зато качество было высоким, ГОСТовским. Отдел ОТК не пропускал ни одну кривую строчку - такая продукция считалась браком со всеми вытекающими.

«Сейчас в магазине беру в руки вещь, выверну - там вся оверложка висит клоками, - печалится Галина Яковлевна. - А если бы вы знали, в каких условиях шьются порой вещи в Китае, никогда бы не надели!»

Вместе с лучшими специалистами предприятия Политыко четырежды была на швейных предприятиях этой страны. «Видела, как там изготавливают джинсы: сначала шьют, потом опускают в котлы с паром, а потом туфом или пемзой бригада женщин шоркает колени до нужной белизны. Зашли в цех, а там сидит директор: из-под брюк нарочито торчат кальсоны. Переводчик объяснил, что таким образом человек дает понять окружающим, что он достаточно богатый человек и может позволить себе ходить в теплом белье. Цеха у них были грязные: с небелеными стенами и немытыми полами».

Однажды по распоряжению министерства швейной промышленности Галину Политыко направили в Северную Корею - открывать там швейную фабрику. Два года вместе со своими помощниками она пыталась наладить производство в другой стране: делала расчеты, по которым корейцы могли бы работать, отправляла туда ткани. Но затея не увенчалась успехом: продукция из Кореи с самого начала пошла некачественная. А канских швейников еще рублем за это наказали.

Контроль в те времена был строгий, чуть что не так - наказание не заставляло себя ждать: то план пошива одежды для пожилых не выполнили, то больших размеров недостаточное количество сшили, то детский ассортимент подкачал, то качество. «На ковер» в министерство швейной промышленности член КПСС Галина Политыко летала часто.

Она всегда свято верила в идеи коммунизма. Хотя, говорит, прекрасно знала о том, что политические деятели живут другой жизнью: ездят на служебных машинах, носят костюмы почище и подороже, могут позволить себе загородные шашлыки или оперу в Париже.

Как дочь репрессированного, она легко могла бы обидеться на эту партию: отец, безграмотный мужик, был расстрелян как враг народа. Потом прочитала «расстрельные» документы. Некий свидетель доложил в нужные органы, что Карпов Яков Иванович вел пропаганду на базаре - выступал против коллективизации. Однако, как было записано в бумагах, дальнейшие показания свидетель дать не может, поскольку он глухонемой. «Видимо, у них тоже был план по выявлению врагов народа», - говорит Галина Яковлевна.

Но даже этот факт ее биографии не озлобил женщину, она все равно верила в правильность курса Коммунистической партии. А что случилось с отцом, - считала, что просто какие-то люди плохие...

У Галины Яковлевны семья сейчас небольшая: сын Александр, внучка Ольга и десятилетняя правнучка Валерия. Все живут в Канске. Созваниваются, интересуются делами друг друга. Поддерживают Галину Яковлевну и «боевые подруги» - бывшие сослуживицы. На юбилей соберется человек 30 - поздравить, пожелать здоровья. «Канские ведомости» присоединяются к поздравлениям: бодрости духа вам, жизнелюбия, оптимизма, Галина Яковлевна!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить